27.02.2018

Из воспоминаний сержанта Карпенко О.П., командира орудия 45 мм, или как его называли бойцы между собой на фронте «Прощай, Родина!».

1942 год.

Не помню, зачем меня вызвали в тот день к командиру дивизиона, но когда немцы в очередной раз начали наступление, меня при орудии не было. А потому, как только начался бой, я поспешил к своим на передовую. Пробирался с оглядкой, чтобы не подставится снайперу.

Расчет советской 45-мм противотанковой пушки образца 1937 года (53-К) на замаскированной боевой позиции на берегу реки.

И тут сталкиваюсь с лейтенантом из нашего дивизиона, из нового пополнения. Он укрывался в каком-то овражке, недалеко от передовой. Увидел меня и машет рукой: подойди, мол.

Командир есть командир. Подхожу. А он и говорит.

— Олег, я вижу, ты парень хороший. Выручи. Прострели мне руку.

— Вы чего, товарищ лейтенант?

— Ну, прострели, очень надо. Стреляй только не в кость.

Ну что делать? Вижу, не отцепится. А не сделаешь — после боя может такое наплести, что и под трибунал угодить можно.

Огляделся по сторонам: никого поблизости нет. Никто не видит. Достал пистолет и выстрелил ему в левую руку так, чтобы кость не повредить. Перевязал ему рану. И он такой счастливый побежал в тыл, в госпиталь. Я пошел к своим.

Вот так и совершил воинское преступление. Понятно, что об этом я никому, пока был в армии, не рассказывал.

Еще по теме:  Во Франции произошёл взрыв на АЭС без угрозы ядерного выброса

Понравилась статья? Ставь лайк и подписывайся на наш канал!

Подписывайся на наши группы:

Вконтакте: https://vk.com/obistoriidostypno

источник: zen.yandex.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here