ЗНАМЯ С ВОРОНОМ

У датского конунга Рагнара Лодброка было несколько прозвищ — например, Рагнар Кожаные Штаны или же Рагнар Волосатый Зад. Некоторые исследователи полагают, что его фамилия переводилась как «знамя судьбы». Так или иначе, Лодброк вошёл в историю как один из самых свирепых захватчиков чужих земель.

28 марта вся Скандинавия отмечает День Рагнара Лодброка. Шведы, норвежцы и датчане в этот день ежегодно восхваляют Рагнара, легендарного датского конунга из рода Инглингов, поднимают за него тосты и читают старинные саги, повествующие о его деяниях. Так продолжается уже много лет. Здравицы в его честь произносятся именно в этот день не случайно. 28 марта 845 года Рагнар Лодброк захватил Париж.

Удачливый вождь
Рагнара Лодброка считают национальным героем в родной Скандинавии, но его жизнеописания довольно скудны. Достоверно не известно, когда он жил и правил. Наиболее вероятными считают годы правления Лодброка с 835 года до самой его смерти в 865 году. Считается, что он родился в Скандинавии в семействе Сигурда Кольцо и был тесно связан с двором датского короля. Но сам Рагнар возводил своё происхождение к богам и называл себя потомком бога Одина. Лодброк был отважен в морских плаваниях и в бою, но при этом чрезвычайно жесток и коварен. Смыслом его жизни стали набеги на заморские страны, а его девиз гласил — «Запад за морями». В своих набегах Рагнар был неуёмен.
Наибольшее беспокойство внушала ему мысль, что потомки забудут хвалебные песни о его подвигах, если сыновья затмят его славу. Поэтому он без устали бороздил на своём драккаре водные просторы от Оркнейских островов до Белого моря, нападая на города и веси, грабя, убивая и насилуя их жителей. Успех в военных походах сопутствовал Лодброку не только благодаря отваге и выучке его воинов, но и благодаря его тактике. Его излюбленной военной стратегией было совершение набегов на христианские города во время религиозных праздников, когда стража в них присутствовала на церковной службе и не была готова к отпору. Жители захваченных городов платили ему богатые выкупы, чтобы избежать разорения, и Рагнар часто соглашался на это, чтобы затем вновь вернуться и потребовать ещё больше.
По преданию, три дочери Рагнара выткали для него волшебное знамя с изображением ворона. Перед тем как отправиться в поход, это знамя расчехляли. Если ворон на нём взмахивал крыльями, значит, викингов ждала удача. Если же крылья ворона безжизненно обвисали в складках стяга, то с отплытием следовало повременить. А жена сшила ему его знаменитые кожаные штаны с мехом наружу, которые были для Рагнара своеобразным талисманом.

Европа в страхе
В 845 году Лодброк считался уже удачливым мореходом и успешным военачальником. Многие викинги считали за честь отправиться в поход под его началом, будучи уверенными, что вернутся обратно, нагруженные добычей. Поэтому Рагнару не составило труда собрать внушительный флот для военной экспедиции в Западно-Франкское королевство (будущую Францию). Принеся великую жертву богу Тору и окропив головы свежей кровью, 5 тысяч викингов на 120 кораблях отправились на «Запад за морями». Ближайшим сподвижником Лодброка в этом походе стал не уступавший ему в жестокости и коварстве конунг Хастинг. Рагнар даже доверил ему воспитание собственного сына Бьорна по прозвищу «Железнобокий».

У берега флот викингов разделился… Одна часть кораблей под командованием Лодброка вошла в Сену, другая под началом Хастинга — в Луару. Для франков наступили чёрные дни. Хастинг со своим отрядом взял штурмом Нант. Ворвавшиеся в город викинги убивали всех подряд: воинов, женщин, стариков, детей. Монахи попытались укрыться в церкви Святого Петра, но викинги, сокрушив топорами двери, ворвались внутрь, где перебили всех священнослужителей, потом разграбили церковь и подожгли её. Рагнар действовал не менее жестоко. Город Руан был им разорён, Сент-Уэнский монастырь — взят, множество монахов убиты или уведены в плен. Все места, лежащие между Руаном и морем, как и побережье Сены, оказались ограблены или обложены данью. Монастырь Фонтенель, чтобы избежать грабежа и пожара, откупился от Рагнара шестью фунтами золота и серебра. А вот священники из монастыря Жюмьеж, основанного святым Филибертом в 7-м столетии на маленьком полуострове Сены, откупиться от викингов не сумели. И в результате Рагнар разорил монастырь так, что тот ещё тридцать лет после его нашествия стоял пустым.

В марте 845 года Лодброк и Хастинг, соединив свои силы, устремились к Парижу. Дозорные, заметив, как армада драккаров, выставивших вперёд драконьи головы на носах кораблей, скользит вверх по Сене, послали гонца к королю франков Карлу II Лысому. Тот начал готовиться к отражению нашествия, но допустил тактическую ошибку. Не зная, на каком берегу Сены викинги высадятся, король франков разделил свои силы и поместил их по обеим сторонам реки, чтобы помешать противнику сойти на сушу. Но викинги скрытно пристали к берегу и всей своей мощью обрушились на одну из половинок французского войска. И добились победы. Для устрашения другой половины армии франков Рагнар показательно повесил 111 захваченных пленников на островке посредине Сены. Акт устрашения возымел действие. Франки отступили, а Лодброк 28 марта торжественно вступил в Париж. С Карлом II он встретился в Сен-Дени и разговаривал с ним на правах победителя. Чтобы спасти город от разрушения, а его жителей от уничтожения, король заплатил Рагнару огромную по тем временам контрибуцию — 7 тысяч фунтов серебра. Взамен Лодброк поклялся Одином и своим мечом, что теперь он оставит франков в покое. Серебро, полученное от короля, было погружено викингами на их корабли. Туда же они сложили и выкупы, полученные за пленников. Например, монахи из Сен-Дени заплатили Лодброку 26 фунтов серебра за выкуп 68 человек. После чего захватчики двинулись в обратный путь.

Рагнар не раз без зазрения совести нарушал клятвы и обещания, данные побеждённым, поэтому вполне мог вернуться обратно в Париж и потребовать ещё. Однако в данном случае парижан спасла эпидемия дизентерии, обрушившаяся на викингов. Впрочем, едва те пришли в себя, как Рагнар всё же нарушил свою священную клятву более не грабить французские земли. Перед отплытием домой он успел ещё опустошить берега Нижней Сены и ограбить монастырь Святого Бергена в Сент-Омере.

Сын за отца
Спустя 20 лет Рагнар Лодброк, будучи уже в преклонных летах, решил совершить набег на Британию и напал на одно из семи островных королевств — Нортумбрию. Но британцы сумели дать викингам отпор. Воины Рагнара были перебиты, а сам он, весь израненный, оказался в плену. Король Нортумбрии Элла II (Аэлла Второй) уготовил ему изысканную казнь, приказав бросить в глубокий колодец с ядовитыми змеями. Кожаные штаны защитили ноги конунга, но одна из гадюк цапнула его в лицо. Уже синея, Рагнар захохотал и крикнул: «Gnythja mundu grisir ef galtar hag vissi…» Элла II, наблюдавший за казнью, не знал норвежского и не понял, что сказал викинг. Зато в его окружении кто-то владел этим языком и передал сыновьям Лодброка предсмертные слова их отца: «Когда поросята узнают, как умер старый боров, вот уж они захрюкают». После этого те просто рассвирепели. Особенно их зацепило, что Элла не позволил их отцу умереть с мечом в руках, и тот тем самым лишился возможности попасть в Валгаллу.

Отпрыски конунга Бьорн Железнобокий, Хвитсёрк, Сигурд Змеиноглазый и Ивар Бескостный не стали тянуть с отмщением. Они собрали 20-тысячную армию, снарядили флот и отправились в Британию. Сначала была покорена Нортумбрия. А захваченному в плен королю Элле устроили жуткую казнь под названием «кровавый орёл» — живому мечом разрубили ребра со спины, раскрыли в виде крыльев и вытянули лёгкие. Но на этом сыновья Лодброка не успокоились. Ярость мести ещё горела в них. Британцы говорили про них: «Похожие на демонов и заключившие союз с дьяволом». Огнём и мечом сыновья Рагнара прошлись по британским королевствам, причинив им немало бед.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here