Влияние Солнца на историю человечества

"Великой чёрной смертью" нарекли в ХIV веке свирепый разгул чумных эпидемий, уносивших в Европе намного больше жизней, чем самые опустошительные войны. Согласно данным, собранным по распоряжению Папы Римского Климента IV, умерло 48 миллионов человек — население планеты не превышало тогда полумиллиарда. И это лишь один пример. А ведь были ещё оспа, холера, тиф…

Конечно, триумфы медицины заставили эпидемии и пандемии поумерить аппетит. Хотя… Привычный и неизбежный, словно дождливая погода, ежегодный грипп в 1957 году стоил жизни больше чем миллиону землян, а в 1968-м — полутора миллионам. Это не говоря уже о таких болезнях, как СПИД.

Мучительные «почему»

Вопросами «что делать» и «как лечить» люди задавались изначально. Гораздо сложнее с вопросом «почему». Им мало кто задавался. А если и задавался, то за многие века дальше гипотезы «кары Божьей» коллективный разум не продвинулся.

Но и это ещё не всё.

Где-то в бескрайности степей обитал себе кочевой народ — по нынешним меркам не то что на крупный город, на приличный микрорайон едва натягивал. Пасли скот, жили тихо-мирно. И вдруг… В считанные годы становится этот народ воинственным племенем, лаской и таской сплачивает вокруг себя окрестных обитателей и оборачивается ордами Чингисхана или «Божьего молота» Аттилы.

Опять-таки на вопрос, как сие происходило, историки ответы старательно ищут и даже находят. А вот с вопросом «почему» хуже. Правда, наш оригинальный историк-этнограф Лев Николаевич Гумилёв свой ответ на него обнародовал: ощущают народы эти в себе некую «пассионарность». А что это, собственно, такое? В переводе — просто «страстность».

Отчего же пламя страсти этой возгорается? Вопрос и мало задаваемый, и безответный.

Существует формулировка, приписываемая Альберту Эйнштейну: «Великие открытия совершаются так: все знают, что сделать этого нельзя; потом находится кто-то, об этом не подозревающий, — он-то и совершает открытие».
Трудно сказать, знал или не знал основоположник новой науки гелиобиологии Александр Леонидович Чижевский, что поиски ответов на эти «почему» почитаются бесперспективными и безнадёжными. Зато можно утверждать: ответ он нашёл.

Ещё осенью 1915 года он выступил в Московском археологическом институте с докладом «Периодическое влияние Солнца на биосферу Земли», где убедительно доказал, что виновником возникновения эпидемий является наше дневное светило. А в марте 1918-го представил учёному совету Московского университета докторскую диссертацию «Исследование периодичности всемирно-исторического процесса».

Еще по теме:  Блуждающий ум

Земное эхо солнечных бурь

Чижевский изучил все сведения о чумных эпидемиях, случавшихся на протяжении четырнадцати веков. Построив график смертности жителей Аугсбурга и нанеся на него почерпнутые из хроник сведения о северных сияниях тех лет, он выявил между этими, казалось бы, не имеющими ни малейшего отношения друг к другу феноменами отчётливую взаимосвязь. Но, может быть, это присуще исключительно «чёрной смерти»? Нет.

В разгар холерной эпидемии 1364-1367 годов китайские летописцы отмечали появление на лике светила настолько крупных солнечных пятен, что их можно было наблюдать невооружённым глазом. Увеличение солнечной активности было отмечено во время бурной вспышки холеры в Индии в 1769 году. А в 1892-м максимальное число заболевших при знаменитой вспышке холеры в Гамбурге пришлось на 20 августа, когда Солнце было наиболее активным.

Солнечная активность подчинена нескольким накладывающимся друг на друга циклам — 11-летнему, открытому Локьером, 35-летнему, вычисленному Юнгом, и 60-летнему. Выяснилось, что практически все зафиксированные хронистами- и историками эпидемии подчиняются такой же периодичности. Даже упомянутые пандемии гриппа в 1957 и 1968 годах имели место через 11 лет. Если же два или три цикла совпадают, бедствия приобретают поистине апокалиптический размах.

«Всё на Земле, — писал Чижевский, — синхронно приходит в конвульсивное содрогание: страшные ливни, наводнения, смерчи, землетрясения, оползни, вулканическая деятельность, полярные сияния, магнитные и электрические бури… Живая материя также приходит в неистовство. Эпидемии и пандемии, эпизоотии и эпифитотии проносятся по земному шару, вырывая из жизни десятки и сотни тысяч жертв. Это годы «глада и моровых поветрий». Появляются резкие отклонения от обычного хода хронических и острых заболеваний, общая смертность во всех странах в эти годы достигает максимальных значений.

Инфекционные заболевания претерпевают необычные модификации. Число мутаций у растений резко увеличивается. Микробы и вирусы также испытывают бешенство солнечных корпускул и радиации. Им не уступает и нервная система, этот тончайший прибор всех живых существ, начиная от беспозвоночных и кончая человеком. Саранчовые совершают в эти годы опустошительные налёты, мигрируют якобы без особых внешних причин рыбы, птицы, грызуны, крупные хищники. Всё живое и неживое на планете приходит в движение. Всё включается в общий вихрь волнений, беспокойств и смятения».

Еще по теме:  Дзен-скульптуры Sukhi Barber

Кстати, даже вполне здоровый человек реагирует на изменения солнечной активности (причём отнюдь не столь мощные, как описывалось выше) достаточно остро. Японский врач Маюму-ра проанализировал сводки дорожно-транспортных происшествий в десяти городах. В день, когда на Солнце наблюдалась достаточно обычная хромосферная вспышка, а число пятен возрастало, вчетверо увеличивалось и число ДТП.

Конечно, Солнце не единственный виновник эпидемий. Ещё один ответ был предложен лет десять назад группой учёных, которых интересовали совсем иные космические объекты — кометы. Наши предки с завидным упорством видели в их появлении на небе дурное предзнаменование — и, похоже, были недалеки от истины. Правда, по отношению далеко не ко всякой комете это справедливо. Но в тех случаях, когда Земля проходит сквозь «видимое ничто» кометного хвоста, согласно этой гипотезе, в атмосферу попадают органические вещества, способствующие мутациям микроорганизмов — в том числе и болезнетворных. В итоге сравнительно безобидные из них становятся смертельно опасными, а хорошо известные перестают предсказуемо реагировать на лекарства.

В подтверждение своей идеи авторы ссылаются на историческую статистику: наиболее смертоносные эпидемии и пандемии случались через год-два после прохождения нашей планеты сквозь кометный шлейф.

Но давайте от медицины перейдём к истории, или, по выражению Чижевского, историометрии.

Выбор за нами

С точки зрения сформулированных Чижевским «физических основ исторического процесса» явления и события всемирной истории приобретают новые смысл и значение.

«Чрезвычайно важным и в чисто научном, и в практическом отношении, — писал учёный, — является установление того факта, что исторические и общественные явления наступают не произвольно, не когда угодно, не безразлично по отношению ко времени, а подчиняются чётким законам в связи с физическими явлениями окружающего мира и могут возникнуть только тогда, когда этому будет благоприятствовать вся сложная совокупность взаимодействия политико-экономических и других факторов в мире человеческом и физических факторов в мире неорганической природы.

Еще по теме:  Таро – послание древних цивилизаций

Невольно возникает вопрос: уж не в кабале ли мы у Солнца, не в рабстве ли у его электрических сил? Если хотите — да, но кабала наша относительна, и мы сами можем управлять цепями, надетыми на наши запястья, и работами, предназначенными нам к исполнению.

Солнце не принуждает нас делать то-то и то-то, но заставляет делать что-нибудь. Обычно человечество идёт по линии наименьшего сопротивления и погружает себя в океаны собственной крови. В этот период появляются вожди, полководцы, руководители и начинаются войны, восстания и т.д. Однако все эти движения не являются чем-либо необходимым: всё зависит от предшествовавших им событий. Так, например, если до периода максимальной возбудимости уже велась война, то общее возбуждение может вылиться в стремление к миру — миру во что бы то ни стало. История знает примеры массовых возбуждений, не имеющих ничего общего с кровопролитиями: религиозные движения, паломничества, расцвет парламентаризма, сосредоточение общественного внимания на судебных процессах, реформах и т.д.».

Больше того. Согласно теории Чижевского, даже взаимоотношения власти и народа, семейные раздоры, бурное или мирное течение парламентских заседаний, разгар битв или перемирия на фронтах войн или революций — всё в конечном счёте зависит от активности солнечных пятен. Даже взлёты и падения в судьбе исторических деятелей — Наполеона, например, — наглядно демонстрируют связь с циклами солнечной активности.

Однако сказанное вовсе не означает, будто мы с вами — безвольные марионетки в руках могущественного небесного кукловода. Чижевский лишь объяснил, откуда черпает энергию та самая «пассионарность», о которой говорил Лев Гумилёв. А уж на что эту пассионарность ориентировать — иной вопрос. Ведь равно пассионарными личностями были, скажем, тот же Наполеон и великий индийский царь-миротворец Ашока, который, поняв, сколь жестока цена его победы над соседним государством Калингой, навеки отказался от войн.

Одинаково пассионарны основатель концепции ненасильственного гражданского сопротивления Махатма Ганди, добившийся независимости Индии, и «великий кормчий» Мао Цзедун, почитавший кровь человеческую самым дешёвым соком.

Солнце Солнцем, но человеческий выбор всегда остаётся за нами…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.