Путешествие к озёрам Ольховой — сквозь зной и снег. День второй

Утопая в снегу (хотя за ночь он подмерз и стал меньше проваливаться), взбираясь по «живым» камням, кедровому стланику и сопротивляясь сильному ветру, спустя полчаса мы, наконец, забрались к кресту, а затем и к тригонометрическому пункту.

Для меня этот «отдых» на вершине стал настоящим испытанием. Холод. Ничего не видно (забыла надеть резинку для волос, и они выбивались из-под шапки и лезли в глаза). Ветер реально качал в стороны (даже задумалась, стоит ли худеть). Ничего не слышно. Камни под огромными ботинками то и дело пытались выскользнуть… Как в таких условиях люди умудряются фотографировать окрестности? Как здесь можно сидеть и думать о вечном?

Мне даже сфотографироваться на фоне «достопримечательностей» было сложно. Думаю, и ребятам тоже. Алюминиевый памятник вообще лежал на земле, не в силах бороться со стихией.

Но мы с Вадиком всё равно старались помочь Саше отснять материал и пытались разглядеть соседние и еще неизведанные нами Облачную (1854 метров), Сестру (1671 метров), Снежную (1682 метров), Лысую (1560 метров), Черную (1379 метров), Макарова (1366 метров) и другие.

Спуск с вершины к озеру оказался приятным. Здесь не было ветра, и пока ползли вниз по камням, можно было насладиться открывающимися видами. Оттуда же увидели и второе озеро, Алексеевское. Говорят, что летом его глубина достигает 3 метров, и здесь водятся тритоны.

Еще по теме:  Безумные рисунки Mrzyk & Moriceau

По возвращению перед нами предстала так и не оставившая надежд улететь палатка. Ветер толкал ее из стороны в сторону и, казалось, пытался испортить нам пребывание в лагере, но не тут-то было. Мы спокойно позавтракали бутербродами с салом и с сыром-колбасой, напились сладкого чаю и стали потихоньку собираться.

Спуск начали около 10 утра. Первым делом, выйдя на курумник, Саша обнаружил очень интересное совпадение в очертаниях этой «вершины» и ландшафте соседних гор. Мы некоторое время поразглядывали эту картину, немного подумали о вечном (всё-таки удалось, да) и двинулись вниз.

Зимой обратный путь гораздо легче подъема. Известный способ добраться до подножья с помощью пятой точки делает его коротким и занимательным. Но вот если снег «дырявый» от вчерашних следов и твёрдый от весеннего солнца, этот номер не пройдёт. Придется поработать коленями.

Мы снова долго и мучительно проваливались в снег, выкарабкивались из него, цеплялись за стволы деревьев (рюкзак теперь тянул вперед). Я постоянно или проваливалась, или падала в накануне провалившиеся следы и ударяла ноги об их края (отсюда и синяки). В общем, легче не было.

А когда снег наконец-то закончился, мы чуть не заблудились. Потому что идти по протоптанной колее — это одно, а идти по красно-синим меткам на деревьях — это другое, и мозгу нужно дать переключиться.

В середине пути сделали привал. Оказалось, что здесь есть целая «Видовая» — несколько валунов, с одного из которых открывается красивый вид. По дороге на вершину я их даже не заметила.

Еще по теме:  5 знаменитых ракет

Зато на привале наконец-то переобулась, ведь ботинки давно оттаяли. Стало удобнее идти, стопу теперь можно было фиксировать. Правда, это не уберегло меня от нескольких ударов голени об стволы поваленных деревьев. Так у меня появилось несколько ссадин и мышечный стереотип при ходьбе поднимать ноги выше.

Спускаясь вниз, я размышляла, могло ли быть так, что дом девочки из сказки «Двенадцать месяцев» находился на вершине горы, а за подснежниками она отправилась на подножье? Просто передо мной как раз происходил переход из зимы в весну, и даже не верилось, что мы спали на льду, а теперь идем к зеленой траве, бабочкам и цветам… И как раз в тот момент, когда я вспомнила, что действие там происходит в районе Нового года, меня окликнул Саша.

— Кажется, у меня первый балл в игре на клеща, — и протягивает мне ладонь, по которой бегает этот жучок.

Я забыла все свои бредовые мысли и теперь не могла думать ни о чем другом, как о клещах. Мы придумали эту чудную игру в прошлом году, и я тогда победила. Правила такие: за каждого снятого клеща 1 балл, за укусившего — 10 баллов, за энцефалитного — 100. Тогда меня укусил клещ, но, к счастью, он оказался не заразным. В этом году мы предусмотрительно сделали прививки, но страх перед этими насекомыми никуда не исчез — слишком много болезней они переносят.

Еще по теме:  В ночь рождения

Мы стали осматриваться каждые пять минут. Мне повезло, у Саши глаз — алмаз, а вот за себя не ручаюсь. Хотя во время очередного осмотра всё же увидела очередного монстра у него на шее. Счёт стал два ноль. Но когда мы сели на поваленное дерево немного отдохнуть, то на мне обнаружилось сразу два клеща, а на Саше — еще один.

Больше привалов не было, мы скорее отправились к машине, где Сережа сказал, что тоже снял одного. Итого: шесть клещей на нас всех!

У машины мы снова осмотрелись и сложили рюкзаки. Я «вернула» поляне резинку для волос, накрутив ее на чью-то самодельную треккинговую палку. Переобулась в свои чистенькие и сухие кроссовочки и наконец-то почувствовала приятную усталость и удовлетворение. Впереди были пирожки в Шкотово (банкомат ведь по пути есть) и усеянные цветами обочины. Кажется, в эти выходные я по-настоящему познакомилась с весной — в городе эта особа ведет себя совершенно иначе.

P. S. Вернувшись домой, поняла, что ольхи на вершине не было — сплошной ельник, кедрач, лимонник, дикий виноград, шиповник и боярышник. Ольховые сережки я встречала только возле подножья, но они быстро исчезли. Почему же гора была переименована именно так? Остается загадкой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.