Последняя колониальная империя: португальские коммандос в войнах на Африканском континенте.
Часть 2

Нельзя не отметить, что далеко не все португальские руководители стремились решить проблему колоний и антиколониалистского движения исключительно военными методами.
Так, генерал Антониу ди Спинола, считавшийся одним из наиболее талантливых военных руководителей португальской армии, заняв пост губернатора Португальской Гвинеи, стал делать упор не только на усиление вооруженных сил, но и на решение социально-экономических проблем колонии. Он стремился улучшить политику в сфере образования и здравоохранения, жилищного строительства, за что его деятельность заслужила из уст Амилкара Кабрала, лидера гвинейского национально-освободительного движения, определения как «политика улыбок и крови».

Одновременно Спинола пытался способствовать самоопределению Гвинеи в составе планируемой им «Португальской Федерации», для чего установил контакты с частью гвинейских борцов за независимость, которыми был убит Амилкар Кабрал – наиболее непримиримый по отношению к интеграции с Португалией лидер национально-освободительного движения. Однако, в конечном итоге, политика генерала Спинолы не принесла существенных результатов и не стала той моделью колониального управления, на которую смогла бы ориентироваться страна в попытках сохранить влияние в Африке. Спинола был отозван в Лиссабон, где занял пост заместителя начальника Генерального штаба армии, а после «Революции гвоздик» кратковременно занимал пост президента страны, сменив салазаровского преемника Марселу Каэтану.

Стремясь воспротивиться росту национально-освободительных движений в колониях, португальское правительство сосредоточило в Африке значительные по численности и вооружению колониальные войска. Исторически сложилось так, что колониальные войска Португалии были наиболее многочисленной и боеспособной частью ее вооруженных сил. В первую очередь, это объяснялось мизерностью территории собственно метрополии в Европе и колоссальными площадями занятых португальцами земель в Африке. Во многом существенный вклад в создание португальских вооруженных сил внесли англичане, которые традиционно сотрудничали с Португалией как с оппозицией Испании на Пиренейском полуострове. После Наполеоновских войн именно офицеры герцога Веллингтона приняли активное участие в возрождении португальской армии и улучшении ее боевой подготовки. Так, в легкой пехоте «казадореш», считавшейся наиболее боеспособными на тот период частями португальских сухопутных войск, английские офицеры занимали практически все командные должности самого разного уровня.

Еще по теме:  Логика волшебства

Начало элитным подразделениям португальской армии, специализирующимся на разведывательных и антиповстанческих операциях, было положено созданием подразделений «казадореш», создаваемых, как отмечено выше, по английскому образцу. «Казадореш», то есть «охотники», «егеря», создавались как легкая пехота и отличались повышенной мобильностью и качественной военной подготовкой. В 1930 г. были созданы первые подразделения Туземных охотников, которые комплектовались из солдат африканского происхождения (ангольцев, мозамбикцев, гвинейцев) под командованием португальских офицеров и унтер-офицеров и во многом были аналогичны другим подобным стрелковым подразделениям европейских колониальных держав. В 1950-е годы появились подразделения экспедиционных «охотников», которые предназначались для усиления действующих в колониях частей португальских колониальных войск. В 1952 году был создан парашютный батальон «казадореш», входивший в состав военно-воздушных сил и также предназначавшийся для боевых действий в колониях. В 1975 году он был переименован просто в парашютный батальон.

Укрепление колониальных войск Португалии началось с приходом к власти Салазара и переходе к курсу на удержание колониальных территорий любой ценой. К этому времени относится создание многочисленных подразделений спецназа и сил быстрого реагирования, которые получили в португальской армии особенное развитие в силу специфики боевых действий, которые португальцам приходилось вести в африканских колониях. Поскольку противостоять приходилось преимущественно партизанским соединениям национально-освободительных движений, основное внимание португальское военное командование обращало на подготовку и развитие антиповстанческих и антитеррористических подразделений.

Одним из наиболее известных и боеспособных подразделений португальских колониальных войск, действовавших в той же Анголе против национально-освободительного движения, стали Тропаш де интервенсау, называвшиеся в просторечье «интервенционистами». В состав подразделений интервенционистов набирали как желающих военнослужащих колониальных войск, прослуживших в колониях не менее шести месяцев, а также представителей местного населения. Примечательно, что среди кандидатов были как белые португальские поселенцы, так и мулаты, и чернокожие – все они считались гражданами Португалии и многие из африканцев совсем не горели желанием отделяться от метрополии, опасаясь экономического фиаско и межплеменной резни.
Интервенционисты стали наиболее мобильными подразделениями португальской армии, которые придавались командованию более крупных военных подразделений и использовались для проведения разведывательных и антиповстанческих рейдов. В качестве тактики антиповстанческой деятельности использовалось регулярное патрулирование местности – как пешими группами, так и на автомобилях, бронированных машинах. Задачей патрулирования было выявление и уничтожение партизанских групп, проникающих на территорию Анголы из соседнего Заира.

Еще по теме:  Финляндия: от пломбира с дегтем до ночевки в медвежьей берлоге

Другим подразделением португальских вооруженных сил, постоянно участвующим в кампаниях против африканских повстанцев, стали коммандос центрального подчинения. История португальских коммандос началась 25 июня 1962 года, когда в Северной Анголе в городе Земба были сформированы первые шесть групп. Их обучение осуществляласть в Центре антипартизанской подготовки (Centro де Instrução де Contraguerrilha), где преподавали опытные военнослужащие – бывшие офицеры и сержанты Французского Иностранного Легиона, успевшие повоевать в Алжире и Индокитае. 13 февраля 1964 года были созданы Мозамбикские курсы коммандос в Намаача (Лоренсу Маркиш), а 23 июля того же года – Курсы коммандос Гвинеи-Бисау. Кстати, боевой клич португальских коммандос – «Мы здесь и готовы к жертве» (МАМА SUMAE) был заимствован из языков банту – коренного населения Анголы и Мозамбика, с представителями которого и приходилось сражаться португальским военнослужащим в период колониальной войны.

Отбор военнослужащих в подразделения коммандос осуществлялся среди граждан Португалии старше 18 лет, годных по своим психологическим и физиологическим качествам к службе в строевых подразделениях специального назначения. Рекруты проходили психологический и физический отбор, который включал тестирование на физическую подготовку и выносливость. Кстати, сами отборные испытания не отличались повышенной сложностью (задания вроде 30 отжиманий или 5 подтягиваний на перекладине вряд ли могут быть названы серьезным тестом для молодых людей, претендующих на роль кандидатов в подразделения специального назначения), что позволяло инструкторам впоследствии отсеивать во время обучения значительный контингент рекрутов и выбирать наиболее пригодных для службы из наиболее многочисленной массы кандидатов. Прошедшие курс специальной подготовки коммандос получали красный берет коммандос и зачислялись в подразделения.

Еще по теме:  Кто главный. Ч.-1

Активизация боевых действий в Анголе, Мозамбике и Гвинее-Бисау сподвигла португальское военное командование на создание подразделений, которые могли бы действовать в качестве самостоятельных единиц, способных оставаться долгое время в изоляции. Так началось формирование и подготовка первых рот коммандос. В сентябре 1964 года началось обучение первой роты коммандос, сформированной в Анголе и поставленной под командование капитана Альбукерке Гонсалвиша. Вторую роту, сформированную в Мозамбике, возглавил капитан Хайме Невиш.
В качестве образца организационной структуры и подготовки были выбраны Французский Иностранных Легион и подразделения бельгийских коммандос, имевших аналогичный боевой опыт в Конго. Основной упор был сделан на развитие максимальной мобильности, инициативности и способности к постоянным инновационным изменениям, усвоению меняющихся условий ведения боя. Также португальские коммандос наследовали традиции подразделений «охотников».

Роты коммандос в португальских колониальных войсках делились на легкие и тяжелые. Легкие роты коммандос состояли из четырех групп коммандос, в каждой из которых, в свою очередь, было по четыре подгруппы из 80 военнослужащих. Естественно, что данные роты могли продержаться без поддержки других войсковых подразделений лишь краткое время и поэтому использовались для временного подкрепления. Главным принципом действия легких рот коммандос была мобильность. Первоначально легкие роты были расквартированы в Гвинее-Бисау и Мозамбике, где наблюдался меньший накал боевых действий. Тяжелые роты коммандос включали по пять десантно-диверсионных групп численностью в 125 военнослужащих, а также обслуживающий персонал – водителей, связистов, санитаров и фельдшеров, поваров, техников.
По мере дальнейшей активизации боевых действий было решено перейти к созданию батальонов коммандос в Гвинее и Мозамбике. В военном лагере Графанил, недалеко от ангольской столицы Луанды, был создан центр подготовки оперативных подразделений, в Гвинее и Мозамбике – Гвинейский и Мозамбикский батальоны коммандос соответственно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.