«Осиное гнездо» на Невском пятачке

В сентябре 1942 года войска Невской оперативной группы Ленинградского фронта снова захватили плацдарм на левом берегу Невы. Невский «пятачок», удерживавшийся Красной армией с осени 1941 года по весну 1942-го, возродился. Правда, в условиях, когда операция по прорыву блокады потерпела неудачу, наступать с него было уже бессмысленно.

Но и оставлять плацдарм советское командование не собиралось. А для немцев он стал источником постоянного беспокойства, мириться с которым было нельзя.

Невский пятачок

Вновь образовавшийся плацдарм, за захват которого красноармейцы заплатили очень высокую цену собственной кровью, в течение длительного времени удерживался относительно небольшими советскими подразделениями. Сначала это была сводная рота 70-й стрелковой дивизии Героя Советского Союза генерал-майора А. А. Краснова (вскоре дивизия получила гвардейское звание и стала 45-й гвардейской). Позже гвардейцев сменила рота из состава 46-й стрелковой дивизии Е. В. Козика. Это соединение, ранее известное как 1-я стрелковая дивизия НКВД, была ветераном боёв на правом берегу Невы. Первоначально ее костяк состоял из бойцов пограничных войск.

Противник поначалу считал новый плацдарм практически ликвидированным. Получилось так, что 8 октября скрытно отвести войска с плацдарма советскому командованию не удалось, и немцы быстро заняли большую часть берега. На «своём» берегу они обнаружили лишь небольшую группу красноармейцев, с которой предполагалось окончательно справиться 10 октября, когда левый берег Невы заняли подразделения 170-й пехотной дивизии. Сделать этого не удалось, бои продолжились и 11 числа. В этот день, согласно немецким донесениям, происходил гранатный бой с засевшими в обрывистом берегу красноармейцами. На следующий день продолжения попыток выбить советских бойцов с левого берега со стороны немцев не последовало. Именно в это время сводная рота 70-й дивизии получила смену: на левый берег Невы пришли бойцы 340-го стрелкового полка 46-й стрелковой дивизии. Полком командовал И. Н. Фадеев. Именно одной из его рот предстояло оборонять оставшийся в руках советских солдат пятачок и действовать против немецкой 170-й пехотной дивизии.

Тем временем происходили некоторые организационные изменения: Невская оперативная группа превратилась в 67-ю армию. Немцы со своей стороны тоже произвели небольшую перегруппировку, и теперь берег Невы находился в зоне ответственности XXX армейского корпуса. Впрочем, ненадолго: через некоторое время штаб другого «крымского» корпуса стал отвечать за оборону левого берега реки. Это был LIV корпус, также ранее входивший в состав 11-й армии. Именно тогда, в ноябре 1942 года, немцы и предприняли попытку уничтожить оставшийся плацдарм. Их совершенно не устраивал этот «гнойный нарыв» на берегу Невы. К слову, выражение «гнойник» в качестве обозначения советского плацдарма периодически встречается даже в немецких документах.

6 ноября командующий 18-й армией Георг фон Линдеманн предпринял поездку в штаб LIV корпуса. Незадолго до этого рота 340-го стрелкового полка несколько расширила занимаемый ею на левом берегу участок. Линдеманн потребовал, чтобы советский плацдарм на левом берегу Невы был ликвидирован. Операцию должна была провести 170-я пехотная дивизия. Проконсультировать её руководство по вопросу ведения боёв на берегу Невы поручалось командиру 1-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии.
Интересно, что на уровне армия-корпус эта операция получила название «Doennerschlag» («Раскат грома»), а на уровне дивизии операция называлась «Wespenest» («Осиное гнездо»). После её проведения советский плацдарм на Неве должен был прекратить своё существование.

Еще по теме:  Светлое творчество художницы lise Auger.

Нельзя сказать, что этот эпизод обороны плацдарма на Неве был совсем забыт в советское время — он, в частности, отражён в воспоминаниях командира 46-й стрелковой дивизии Е. В. Козика. Однако в своём изложении он допустил несколько неточностей. Одна из них заключалась в том, что Козик смешал события нескольких дней ноября 1942 года. Вторая неточность касается того, кто в действительности атаковал плацдарм. Козик утверждает, что это были эсэсовцы из дивизии «Полицай». Впрочем, подобная ошибка — весьма частое явление в советской послевоенной исторической литературе. Конечно, на самом деле никаких эсэсовцев здесь не было. Кто же именно атаковал плацдарм и что в итоге из этого получилось?

Силы сторон

Судя по всему, решение о ликвидации советского плацдарма было окончательно принято 9 ноября 1942 года. Этим предписывалось заняться, как уже указывалось выше, подразделениям 170-й пехотной дивизии генерал-майора Эрвина Сандера. Дивизия понесла большие потери и имела статус «полностью пригодна к обороне». В дивизии оставалось 8 пехотных батальонов в составе трёх гренадёрских полков.

12 ноября был отдан приказ по дивизии, в соответствии с которым начало операции «Осиное гнездо» было запланировано на вечер 19 ноября. Для выполнения плана привлекались следующие силы. Основной удар должны были нанести два гренадёрских полка: 391-й и 399-й. Оба полка имели в своём составе по три батальона. Более сильным из них был 391-й гренадёрский, насчитывавший по состоянию на 16 ноября до 800 человек боевого состава. 399-й полк был слабее, один из его батальонов не дотягивал по боевой численности даже до 200 человек. Предполагалось, что штурмовые группы подразделений этих полков с криком «Hurra!» атакуют уже в сумерках.

Артиллерия 170-й дивизии должна была быть усилена двумя дополнительными дивизионами 15-см гаубиц и батареей реактивных миномётов. Поддержать подразделения 170-й дивизии должен был и 301-й танковый батальон с радиоуправляемыми машинами. Ещё при подготовке операции их попытались использовать для подрыва советских укреплений на плацдарме, но из-за технических неисправностей эта попытка, предпринятая 16 ноября, потерпела неудачу. Взрыв убил двух и ранил ещё четырёх солдат немецкого танкового батальона. Скорее всего, это произошло из-за короткого замыкания провода. Следует честно упомянуть тот факт, что ситуация для советских бойцов на плацдарме резко осложнялась из-за наличия перебежчиков. Последний из них перешёл к немцам 16 ноября. Эти люди рассказывали довольно много, и протоколы их допросов сохранились в документах 170-й пехотной дивизии.

Что касается точных данных о численности усиленной роты 340-го стрелкового полка, они, к сожалению, недоступны. При этом известно, что сам 340-й стрелковый полк был усилен одним пулемётно-артиллерийским батальоном. Для артиллерийской поддержки пехоты ему были приданы один артиллерийский и один гаубичный полк, миномётный полк и артиллерийский дивизион 11-й стрелковой бригады.

Нашла коса на камень

Еще по теме:  Миф о ядерной бомбе Гитлера.

Как и было запланировано, немецкая операция началась 19 ноября. Из донесения 170-й дивизии в корпус ход боя не совсем ясен. Но сохранившиеся полковые донесения позволяют понять, что советская рота оказала немцам достаточно сильное сопротивление. Однако силы оказались слишком неравными: немцы потеснили защитников плацдарма, и их связь с левым берегом на некоторое время прервалась.

Утром 20 ноября дивизия Сандера докладывала в корпус, что операция развивается по плану. К 5 часам утра значительная часть берега была очищена от красноармейцев, большую их часть уничтожили. Отдельные бойцы пытались переплыть через Неву. В середине дня дивизия доложила в штаб корпуса, что захватила почти весь плацдарм, а русские удерживают лишь участок обрывистого берега. Согласно донесению, часть блиндажей была взорвана, но отдельные русские солдаты всё ещё оказывали сопротивление на территории плацдарма. До конца дня на плацдарме продолжался бой. Немцы докладывали, что пытались зачистить оставшуюся его часть, но из-за сильного советского огня с правого берега процесс затянулся. По советским данным, в течение дня на левый берег даже удалось перебросить небольшое подкрепление (по немецким документам, с правого берега Невы до левого смогла добраться всего одна лодка, в которой находились 10 человек).

А уже на следующее утро, 21 ноября, немцев ждал неприятный сюрприз. За ночь советский отряд получил существенные подкрепления. Как выяснилось, остаткам роты удалось удержать узкий участок берега, от уреза воды их отделяло всего лишь около 100 метров, а ширина этого пятачка составляла до 500 метров. Советская артиллерия довольно точно вела заградительный огонь и хорошо пристрелялась к самому плацдарму.

Благодаря усилению отряда на левом берегу его командир даже смог начать контратаки. В немецких документах упоминается, что был атакован северный фланг 399-го полка. Численность группы контратакующих была оценена в 50 человек, и бой с ними вёлся на самой ближней дистанции. Немецкое донесение снова упоминает о гранатном бое, в ходе которого контратака была отбита. Оставалось только признать, что «зачистка» плацдарма успеха не имела. К вечеру 21 ноября огонь советской артиллерии заставил немецкие подразделения на северном фланге 399-го гренадёрского полка отступить. Это произошло после того, как вышли из строя пулемёты, а численность двух находившихся там рот сократилась до нескольких десятков человек. Все их командиры были выведены из строя. Вслед за отступающими немцами ринулись советские бойцы, и остатки двух рот отошли на исходные позиции, с которых начиналась немецкая операция.

Немцы отмечали, что советская артиллерия вела очень интенсивный огонь. Только за три утренних часа 21 ноября она сделала не менее 4000–5000 выстрелов. И действительно, командир 46-й стрелковой дивизии Козик позже вспоминал, что плацдарм поддерживало до 150 артиллерийских стволов. Если немецкая оценка верна, то в этом бою советская артиллерия смогла посоревноваться с немецкой не только по расходу боеприпасов, но и по эффективности огня. За два дня, 20 и 21 ноября, немцы потеряли 51 человека убитым, 274 раненными и ещё 27 — пропавшими без вести. При этом противник взял 39 пленных.

Еще по теме:  Длиною в жизнь

Чтобы прояснить сложившуюся ситуацию на месте и получить информацию из первых рук, в штаб 170-й пехотной дивизии уже 22 ноября приехал командующий 18-й армией. Сандер прямо сказал Линдеманну, что оба полка дивизии отступили на исходные позиции из-за сильного огневого воздействия противника. Однако он тут же заявил, что в любой момент операцию можно повторить. Правда, в конце концов от продолжения наступления на маленький советский плацдарм немецкое командование отказалось. Операция провалилась.

К слову, она довольно сильно напоминала операцию 1-й пехотной дивизии, проведённую в апреле 1942 года. Однако тогда, в апреле, немцы достаточно быстро, хотя и с тяжёлыми потерями, всё же ликвидировали советский плацдарм. При этом занимала его тогда не одна усиленная рота, а большая часть 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии. Советская сторона сделала за прошедшее время выводы. Уцелевшие бойцы гарнизона на левом берегу Невы, занимавшие участок примерно 1000 метров по фронту и 350 метров в глубину, были своевременно сменены.

Операция «Осиное гнездо» также показала, что немецкие войска под Ленинградом постепенно теряли в качестве личного состава. На их действиях всё больше сказывались понесённые ранее тяжёлые потери.
Что же касается дистанционно управляемых машин 301-го танкового батальона, то эффект от их действий оказался незначительным. Часть машин батальон потерял в результате того, что они просто застревали при движении к цели.

Небольшой советский плацдарм на левом берегу Невы продолжал существовать до января 1943 года. К сожалению, использовать его как трамплин для броска навстречу войскам Волховского фронта во время операции «Искра» не удалось. После неудачи при попытке ликвидации плацдарма, немецкое командование уделяло обороне берега Невы на этом участке пристальное внимание. Впрочем, именно благодаря этому плацдарм и сыграл свою роль, создав у противника ложное впечатление о готовящемся здесь основном ударе войск Ленинградского фронта.

Заслуживает упоминания и непосредственный организатор обороны советского плацдарма. Командир батальона 340-го стрелкового полка Григорий Егорович Фефелов, судя по данным базы «Подвиг народа», был награждён в ходе Великой отечественной войны дважды. Причём второй раз — орденом Красного знамени, в соответствии с приказом по войскам Ленинградского фронта от 30 января 1943 года. И эту награду он получил как раз за организацию обороны левобережного

ФОТО:

1. Схема из истории 83-го егерского полка 28-й егерской дивизии. Положение на плацдарме к моменту вывода основной части войск Невской оперативной группы с левого берега

2. Командир 340-го стрелкового полка И. Н. Фадеев

3. Отчётная карта штаба немецкого XXX армейского корпуса. Советский плацдарм отмечен красным

4. Командир 46-й стрелковой дивизии Е. В. Козик

5. Командир 170-й пехотной дивизии Эрвин Сандер

6. Дистанционно управляемая машина Sd.Kfz. 301

7. Дистанционно управляемая машина Sd.Kfz. 301 из состава 301-го танкового батальона

8. Схема предполагаемого движения части штурмовых групп при атаке на плацдарм. Красным показана линия колючей проволоки на переднем крае плацдарма

9. Отрывок из журнала боевых действий 340-го стрелкового полка. Положение на берегу Невы на 1 января 1943 года

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.