Некоторые учёные утверждают, что, согласно новым исследованиям, свободная воля – всего лишь иллюзия. «Нонсенс!» — говорит Джулиан Баггини.

Какую бы историю об идентичных близнецах, разделённых при рождении, вы не читали, все они следуют определенному шаблону, который был установлен самой запоминающейся из всех, историей о двух Джимах.

Джеймс Шпингер и Джеймс Льюис были разделены, когда им обоим был всего месяц. Их усыновили разные семьи, и встретились они друг с другом только в возрасте 39 лет. Когда психолог Томас Бушар из Университета Миннесоты встретил их в 1979 году, он обнаружил, как впоследствии напишет Washington Post, что они оба женились на женщине по имени Линда, потом развелись с ней и женились на женщине по имени Бетти. У них были общие интересы в плотницком и чертежном делах, любимым предметом у обоих была математика, а самым нелюбимым было правописание. Они курили и пили в одинаковом количестве, и даже головные боли у них случались в одно и то же время суток. Сходство было просто жуткое. Многое из того, что определяло их как личностей, как представляется, должно было быть записано в их генах.

Другие исследования лидера в этой теме, Центра исследования близнецов и семьи в Миннесоте, позволяют предположить, что многие из наших черт, более 50%, передаются по наследству, например, подчинение авторитету, подверженность стрессу, а также любовь к риску. Исследователи даже предположили, что в таких вопросах, как религия и политика, наш выбор определяется генами в большей степени, чем мы думаем.

Многих это обескураживает и тревожит. Идея о том, что бессознательные биологические силы движут нашими убеждениями и действиями, казалось бы, представляет реальную угрозу для понятия нашей свободы воли. Нам нравится думать, что делаем выбор, основываясь на наших собственных осознанных умозаключениях. Но имеют ли вообще наши умозаключения какой-то смысл, если наше окончательное решение уже было записано в нашем генетическом коде? И не рушится ли вся стройная система наших взглядов об индивидуальной ответственности, если мы в любой момент можем сказать, что «это мои гены заставили меня сделать это»? Для решения этих проблем мы должны сначала более внимательно присмотреться к опытам с идентичными близнецами.

Профессор Тим Спектор изучает идентичных близнецов в Королевском колледже Лондона на протяжении более 20 лет. С самого начала исследования ему стало очевидно, что идентичные близнецы всегда более похожи, чем просто братья и сестры или неидентичные близнецы. Однако в то время социологи в штыки воспринимали идею о том, что гены являются важным фактором, определяющим наше Я, особенно в таких довольно спорных областях, как уровень IQ, личностные качества и убеждения. Как один из тех ученых, которые принимали концепцию генетической предопределенности, Спектор хотел доказать, что социологи не правы, что нет ничего не-генетического хотя бы до какой-то степени. Оглядываясь сегодня назад, он определяет это время как его «фазу рьяного генетика».

Пожалуй, Спектор действительно заболел этой генетической идеей предопределенности. Запуск в 1990 году проекта «Геном человека», который пытался отобразить полную последовательность ДНК человека, пришелся на начало десятилетия, что давало довольно оптимистичные прогнозы относительно расшифровки того, что же именно наши гены могут нам о нас рассказать. Дэниел Кошланд, в будущем редактор престижного журнала Science, писал: «Польза для науки от этого проекта очевидна. Такие болезни, как маниакальная депрессия, болезнь Альцгеймера, шизофрения и болезни сердца, все мультигенные заболевания, намного труднее понимать, чем даже муковисцидох. Эти заболевания до сих пор являются корнем многих социальных проблем. Гены могли бы помочь нам раскрыть секреты всех видов недугов, от психологических до физических.

Еще по теме:  На крючке: как распознать психопата дома или на работе и вовремя уйти

Десять лет спустя Билл Клинтон и Тони Блэр были среди гостей на мероприятии по празднованию «откровения первого проекта человеческой книги жизни», как его представил директор проекта «Геном человека» Фрэнсис Коллинз. «Мы стараемся быть осторожным в такие дни, как эти», — сказал новостной журналист АВС, — «Но это знаменует начало эпохи открытия, которые будут влиять на жизнь каждого человека с соответствующими последствиями для науки, истории, бизнеса, этики, религии и, конечно же, медицины».

К тому времени гены больше не были просто ключом к пониманию здоровья: они стали настоящей отмычкой для открытия почти всех тайн человеческого существования. Практически для каждого аспекта жизни – преступности, верности, политических убеждений, вероисповедания – находился свой исследователь, утверждавший, что нашел ген, отвечающий именно за это проявление нашей личности. В 2005 году в графстве Холл, штат Джорджия, Стивен Мобли пытался избежать казни, утверждая, что его убийство менеджера магазина пиццы «Domino» было результатом мутации в гене моноаминооксидазы А (МАО-А). Судья отклонил апелляцию, заявив, что закон не был готов принять такие доказательства. Основная идея, однако, что ген МАО-А может быть основной причиной проявления насилия, получила широкое признание, и этот ген теперь называют «геном воина».

В последние годы, однако, вера в объяснительную силу генов ослабла. Сегодня немногие ученые считают, что существуют «гены для всего». Почти все наследуемые признаки или черты являются результатом сложного взаимодействия множества генов. Тем не менее, тот факт, что не существует единого генетического триггера, сам по себе подрывает точку зрения о том, что многие из наших самых сокровенных черт характера, наклонностей и даже взглядов генетически детерминированы. Это беспокойство лишь слегка сдерживается тем, что мы узнаем об эпигенетике, которая показывает, сколько наследственных черт «включаются» только в определенных условиях. Ведь возможно, что большая часть этих «включение» и «выключений» происходит очень рано: либо в утробе матери, либо в раннем детстве.

Однако понимание того, что действительно показывают результаты генетических исследований, может помочь нам справиться с нашими переживаниями на эту тему. Ключевым во всех исследованиях является понятие наследуемости. Нам часто говорят, что многие характеристики являются наследственными: например, уровень счастья на 50% является наследственным признаком. Такие цифры звучат несколько завышенными. Но они означают вовсе не то, чем кажутся для человека, далекого от статистики.

Наиболее распространенной является подобная ошибка. Например, аутизм на 90% является наследственным, значит, 90% людей, страдающих аутизмом, получили его от своих родителей. «Но наследственность – это вообще не о случайности или риске передачи», — говорит Спектор. Это просто означает, сколько вариаций в пределах данной популяции зависит от генов. Важно отметить, что они будут отличаться в зависимости от среды и состава популяции.

Спектор отмечает, что к этому можно и отнести, например, показатель IQ, который имеет в среднем 70% наследуемости. «Если вы поедете в США, в район Гарварда, там этот показатель будет выше 90%». Почему? Потому что люди, живущие там, как правило, происходят из семей среднего класса, которые могли предложить своим детям прекрасные возможности для получения образования. Им всем примерно было одно и то же воспитание, отсюда и вариабельность генов, и наследуемость. В противоположность этому можно поставить пригород Детройта, где лишения и наркомания являются обыденными, а наследуемость IQ близка к 0%, потому что окружающая среда оказывает такое влияние. В общем, Спектор полагает, что «любое изменение в окружающей среде имеет гораздо большее влияние на IQ, чем гены», что и наделяет каждого человека своими качествами. Вот почему, если вы хотите предсказать, верит ли человек в Бога, будет более полезно знать, что он родом из Техаса, чем знать его генетический код.

Еще по теме:  Что такое калория?

Статистическая неграмотность – это не единственная причина, по которой значение окружающих и экологических факторов часто не берется во внимание. Мы склонны как завороженные смотреть на сходства между идентичными близнецами и меньше обращаем внимания на их различия. «Если взять в расчет близнецов», — говорит Спектор, — «одна вещь всегда покажется вам подсознательной: тики, манеры, позы, смех. Они сидят так же, скрещивают одинаково ноги, берут чашки с кофе, даже если они ненавидят друг друга или были разделены на всю жизнь». Мы можем подумать, что такие вещи отражают более глубокое сходство, хотя на самом деле, это самые поверхностные особенности характера и личности. Если остановиться, сконцентрироваться и попытаться внимательнее послушать их истории, то можно будет заметить как отличия, так и сходства. Идея о том, что наши гены предопределяют всю нашу жизнь, очень далека от того, чтоб быть признанной доказанной. Эти истории показывают, что как раз наоборот.

***

Рождение Энн и Джуди в Повисе, Уэльс, в 40-х годах стало не самым желанным событием для их семьи из рабочего класса, в которой уже было пять детей. Одинаковые они были или нет, Энн и Джуди были отправлены жить с разными тетками. Через три месяца Джуди вернулась к своей биологической матери, так как ее тетя не могла поднять еще одного ребенка. Но для бездетной 50-летней пары, которая взяла на попечение Энн (хотя никогда формально не приняла ее), это был последний шанс ощутить родительскую радость, поэтому у них девочка осталась.

Энн и Джуди, которые сейчас уже на пенсии, рассказали мне свою историю в доме Энн в Крикхауэлл на краю Брэкон Биконс за чашечкой кофе и домашними уэльскими пирожными. Их опыт является ценным для тех, кто был впечатлен рассказами о том, какие сходства бывают между однояйцевыми близнецами, и показывает, что мы ничто иное, как продукт наших генов.

Хотя девочки росли в одном городе, они жили в разных его частях и ходили в разные школы. Дома, в которых выросли Энн и Джуди, были очень разными. Отец Джуди управлял поездами на сталелитейном заводе, ее мать, как и большинство женщин в то время, не работала. Семья жила в самом обычном доме с двумя спальнями и двумя комнатами на первом этаже с туалетом, расположенном в саду. Четыре старших брата Джуди все время работали, и к тому моменту, когда ей было пять лет, она осталась со своей сестрой Ивонн.

Энн была воспитана в недавно построенном доме с туалетом внутри. Ее отец был чернорабочим на сталелитейном, однако они были обеспеченными, отчасти потому, что у них не было детей, но еще и потому, что они были «очень осторожны с деньгами». Энн вспоминает, что «сахарница никогда не была полностью заполнена, чтоб не поощрять людей брать как можно больше сахара».

Джуди сказала мне, что она была уличным ребенком и все время проводила на улице. Энн же все время проводила, уткнувшись носом в книгу, и была сама по себе. В то время как Энн сдала экзамены в начальной школе и перешла в гимназию, Джуди этого не сделала, и, в конечном итоге, отправилась в обычную среднюю школу. В возрасте 15 лет Джуди предложили место в гимназии, когда она туда поступила, она обнаружила, что вдруг изучает алгебру и геометрию в классе, где все остальные делали это уже в течение трех лет. Она старалась изо всех сил. Через четыре месяца Джуди бросила гимназию и отправилась работать в мебельном магазине.

Еще по теме:  Англичане устраивали охоты на ведьм даже в конце 19 века

Энн, тем временем, быстро окончила школу, хотя она тоже ушла рано, потому что ее 66-летний отец выходил на пенсию. «Я просто чувствовала, что это несправедливо оставаться в школе, когда они были на пенсии», — говорит Энн. В 16 лет Энн начала работу в местных муниципальных органах как белый воротничок, немного после того, как Джуди стала работать в цеху.

Хотя пути близнецов уже расходились до этого момента, следующим этапом в их истории является тот момент, когда их истории сверхъестественным образом начинают походить друг на друга. Менее, чем через шесть месяцев после начала работы, Энн забеременела и ушла с работы. Два месяца спустя Джуди также забеременела и бросила курсы медсестер, на которые она поступила. Оба отца, будущие мужья, оказались довольно вспыльчивыми.

Тем не менее, дальше снова появляются различия. Энн не осталась в браке надолго. «Я ушла и вернулась домой, и они были очень благосклонны, когда узнали, что происходит». Джуди, напротив, оставалась с мужем в течение 17 лет. «Я бросала его, но всегда возвращалась. У меня не было поддержки, у меня было трое детей, и к тому моменту мне был 21 год». Ее мать не помогала. «Отношение моей матери было таким: ты сделал свою кровать, ты на ней и лежи», — объяснила Джуди. Энн прекрасно понимает уступчивость Джуди. «Представьте себе, что у вас дома трое детей, вы сами без какой-либо квалификации, никаких перспектив на горизонте. Вы сразу увидите, что ваша жизнь довольно неплоха».

Они начали поддерживать отношения только после того, как родной брат Энн прочитал об исследовании Университета Миннесоты в газете и написал в университет о ней с сестрой. Когда им было по 48, они вместе отправились в Миннесоту, чтобы встретиться с учеными. Теперь близнецы на пенсии. Джуди говорит: «Я думаю, что мы прошли одну и ту же дистанцию».

Но существуют важные различия в том, как прошла их жизнь, и в том, какими людьми они стали. Совершенно очевидно, что Энн была более обеспеченна, но вы также можете увидеть различия в их физическом состоянии. «У Джуди была гистерэктомия, а у меня – нет», — говорит Энн. – «У Джуди появились проблемы с почками, а у меня – нет. У Джуди высокое давление, у меня – нет. Но при этом она сильнее меня».

Существуют также различия в их взглядах и социальном поведении. Хотя их политические взгляды очень похожи, Джуди говорит о себе: «Я христианка, ну, наверное, агностик, я думаю». В то время как Энн называет себя убежденным атеистом. Энн также считает, что она более дипломатична и менее груба, чем Джуди. «Вероятно, это из-за разницы в образовательном уровне. Джуди принимает более активное участие в жизни детей и внуков, советует им что-то, я бы этого делать не стала». Они согласны, что многое зависит от культуры: Энн, например, ведет себя в социуме согласно стратегии человека среднего класса.

История Энн и Джуди показывает, что от наших генов зависит только то, что описывается вероятностными возможностями. Это ограничения на то, кем мы можем стать. Так что как бы нас не воспитывали, в большинстве из нас проявятся такие качества, как экстраверсия или интроверсия, веселье или серьезность. Но это далеко от утверждения о том, что то, кем мы станем, записано в нашем геноме. Скорее всего, различные варианты «записаны карандашом», а наш жизненный опыт уже определяет, какими мы должны получиться в итоге.

Продолжение: https://www.fleming.pro/2016/10/predopredelenie/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.