НАСТОЯЩИЙ ДЕТЕКТИВ. О ШЕРЛОКЕ ХОЛМСЕ.

Шерлок Холмс попал в Книгу рекордов Гиннесса как один из самых популярных литературных персонажей всех времен. Он уступает по экранизациям только графу Дракуле из романа другого британца, Брэма Стокера.

Впервые Шерлок Холмс появляется в повести «Этюд в багровых тонах», опубликованной в «Рождественском ежегоднике Битона» в 1887 году, то еть в разгар индустриальной эры, утвердившей веру человечества в силу науки и техники. Именно тогда и появился герой, главное оружие которого — интеллект. Кстати, еще при жизни сэр Артур немало удивлялся, как меняется герой вопреки воле создателя.

Ну, например. Холмс никогда не носил дирстокер — сэр Артур не упоминает эту шапку с двумя козырьками ни в одном из произведений — только дорожную кепку. Знаменитый дирстокер (дословно — «шапка охотника на оленей») появился на голове сыщика на рисунках одного из первых иллюстраторов холмсианы — Сидни Пейджета — к рассказам, в которых Шерлок расследует преступления в сельской глуши.
Но Холмс, каким бы эксцентричным он ни был, никогда не стал бы разгуливать по Лондону в шапке для загородных поездок: в Викторианскую эпоху существовали строгие правила ношения головных уборов. Когда у Холмса были дела в городе, он носил шляпы. Однако дирстокер приглянулся американскому актеру Уильяму Джиллету, который с согласия Конан Дойла в 1899 году написал пьесу на основе произведений о Холмсе. Он сам исполнил роль сыщика, причем с большим успехом, и воплощенный им образ Холмса в дирстокере потом растиражировали в экранизациях.

Шерлок не был привлекательным внешне. В мемуарах Конан Дойл отмечал, что представлял своего героя необычайно худым, «с большим крючковатым носом и маленькими, близко посаженными к переносице глазами». Однако иллюстратор Сидни Пейджет рисовал Холмса с красавца брата, и получившийся персонаж иллюстраций, по словам писателя, «заместил более выразительного, но куда менее привлекательного Шерлока, и, пожалуй, с точки зрения моих читательниц, это было даже и хорошо».

В произведениях Конан Дойла Холмс никогда не восклицал: «Элементарно, Ватсон!» . Фразу «О, это элементарно, мой дорогой друг!» Холмс впервые адресовал Ватсону на сцене в 1899 году устами Уильяма Джиллета. Формулировку «Элементарно, мой дорогой Ватсон!», как считается, первым употребил писатель Пелэм Грэнвил Вудхауз: ее в шутку произнес не имеющий отношения к Холмсу герой романа «Псмит, журналист», опубликованного в 1909–1910 годах. Правда, есть свидетельства, что ко времени создания романа эта фраза уже была газетным штампом. Она появилась и в первом звуковом фильме холмсианы в 1929 году, и с тех пор «Элементарно, Ватсон!» регулярно звучит с экрана.
(Хотя….
“I have the advantage of knowing your habits, my dear Watson,” said he. “When your round is a short one you walk, and when it is a long one you use a hansom. As I perceive that your boots, although used, are by no means dirty, I cannot doubt that you are at present busy enough to justify the hansom.”
“Excellent!”, — I cried.
“Elementary”, — said he."
The Crooked Man, 1893.
Так что, наверное, правильнее будет сказать, не "не говорил", а когда это незаметное по сути словечко превратилось в оборот, "элементарно, Ватсон", который и стал активно продвигаться в массы.)

Еще по теме:  ЖЕЛТУГИНСКАЯ РЕСПУБЛИКА ЗОЛОТОДОБЫТЧИКОВ: ЗАКОН - ТАЙГА, МЕДВЕДЬ - ХОЗЯИН

Шерлок Холмс, судя по каноническим текстам, обладал коллекцией трубок: глиняных, бриаровых (из верескового корня), янтарных. Но вот изогнутой трубки — бента — у него не было, иначе бы Ватсон это отметил бы. К тому же Холмсу, любителю крепкого табака, вряд ли нравилось бы свойство изогнутой трубки охлаждать дым и уменьшать количество никотина и смол в нем. Бент стал непременным атрибутом Холмса стараниями все того же Уильяма Джиллета: с прямой трубкой во рту актеру было неудобно произносить реплики, а рука перед лицом заслоняла бы от зрителей его мимику. Под влиянием созданного актером образа Холмс с изогнутой трубкой стал появляться в кино.

Дедукция. О да! Шерлок Холмс по праву гордился логическим методом раскрытия преступлений, который он называл дедуктивным. Дедукция — это умозаключение от общего к частному, однако внимательные читатели книг о Холмсе нередко отмечали,что метод сыщика вряд ли можно сводить только к таким рассуждениям.
А вот ряд исследователей, среди них культуролог Умберто Эко, семиотик Томас Шебёк и социолог Марчелло Труцци, утверждали, что Шерлок Холмс применял более сложный метод умозаключения — абдукцию. Это понятие ввел в научный оборот американский философ Чарлз Пирс, современник Конан Дойла. Абдукция заключается в последовательном нахождении объяснений требующему их факту и в выборе из них наиболее правдоподобного. Так что метод Холмса должен называться абдуктивным.

А почему героя зовут именно "Шерлок Холмс"?
Sherlock происходит от староанглийских слов scir — «блестящий» и locc — «прядь волос». Изначально это имя служило некоторым средневековым британцам прозвищем, позже стало фамилией. Сперва Конан Дойл собирался назвать героя Шеридан Хоуп или Шеррингфорд Холмс.
По одной из версий, сыщик в итоге получил имя и фамилию в честь скрипача-виртуоза Альфреда Шерлока и очень почитаемого Конан Дойлом американского медика и писателя Оливера Холмса.
По другой — Дойл, сам первоклассный игрок в крикет, сложил имя героя из фамилий двух знаменитых крикетистов — Мордекая Шервина и Фрэнка Шеклока.

Ксатит, эталонный британский сыщик был на четверть французом
В рассказе «Случай с переводчиком» Холмс говорит Ватсону, что его бабушка была сестрой французского художника Верне — видимо, Ораса Верне, известного баталиста.

Холмс владел японским единоборством, которое спасло ему жизнь в схватке с заклятым врагом, профессором Мориарти, у Рейхенбахского водопада.
Только в реальности эта борьба именовалась немного по-другому и была не совсем японской. Искусство бартитсу создал английский инженер Эдвард Бартон-Райт, использовав некоторые приемы джиу -джитсу. Слово «бартитсу» составлено из названия этого японского единоборства и части его фамилии. А Конан Дойлу, возможно, врезалось в память слово из газет с опечаткой.

Еще по теме:  Убийцы, социализирующиеся, амбициозные, исследователи: Саймон Паркин, автор известной книги «Смерть от видеоигры: опасность, удовольствие и одержимость в виртуальном пространстве»

Уже в первом произведении о великом сыщике — повести «Этюд в багровых тонах» — Шерлок исследует место преступления с помощью увеличительного стекла и рулетки, и это самое раннее в мировой детективной литературе упоминание лупы как инструмента сыщика.

«1. Знания в области литературы — никаких. 2. Философии — никаких…» — пытался суммировать доктор Ватсон впечатления о Шерлоке, когда только поселился с ним на Бейкер-стрит, но в конце концов выбросил список в камин.
И правильно: заявления Холмса о том, что он не забивает себе голову не имеющими практической пользы сведениями, похоже, розыгрыш.
В «Этюде в багровых тонах» гений криминалистики рассуждает о детективной прозе Эдгара По и Эмиля Габорио, в ряде произведений неоднократно цитирует Шекспира и Гёте, также вспоминает мысли Никола Буало- Депрео, Франсуа де Ларошфуко, говорит о Данте, Хафизе, Жорж Санд и Флобере, а в «Тайне Боскомской долины» берет с собой почитать томик Петрарки.
Даж привычка Холмса хранить табак в персидской туфле, по мнению литературоведа Майи Тугушевой. это щегольское подражание строкам из стихотворения Роберта Браунинга «Портрет» (A Likeness), где перечисляются предметы в комнате холостяка: «…и карты с простреленным тузом, и атласная туфля в качестве портсигара, и рога серны…» А знаменитая холмсовская фраза «Игра началась!» позаимствована из монолога короля Генриха V в одноименной шекспировской трагедии.

Еще при жизни Артура Конан Дойла туристы осаждали лондонских гидов просьбами показать им квартиру мистера Холмса. На самом деле дома со знаменитым адресом в XIX веке не существовало. До 1920-х годов на этой улице было всего 84 дома. Когда дом с номером 221 на Бейкер-стрит все же появился, строительной компании Abbey National, располагавшейся в нем, пришлось нанять специального секретаря, чтобы он читал письма Шерлоку Холмсу, которые стали приходить по адресу, и отвечал на них. Зданию, в котором Британское общество Шерлока Холмса основало в 1990 году музей, почтовый адрес Бейкер-стрит, 221Б присвоили специальным постановлением властей, его настоящий номер — 239.

А вот и некоторые люди, благодаря которым сыщик "появился" на свет.

Джозеф Белл (Joseph Bell) — хирург, преподаватель Эдинбургского университета, личный врач королевы Виктории, когда она бывала в Шотландии.
Доказательство причастности
Не учись в свое время Конан Дойл у доктора Белла, возможно, Холмс так никогда и не был бы придуман. Белл считался в университете знаменитостью, аудитории на занятиях этого преподавателя были переполнены. А все из-за его необыкновенной способности понимать о пациенте все с первого взгляда по незначительным деталям. Конан Дойл, по собственному признанию, «списал» с Джозефа Белла не только метод Холмса, но и порывистую походку героя, его эксцентричные манеры, острый взгляд и орлиный профиль.
Белл иногда консультировал полицию и выступал на суде в качестве эксперта. Так, доктор помог расследовать громкое дело француза-иммигранта Эжена Шантреля, чья жена скончалась якобы от отравления газом из-за неисправной трубы, и доказать, что женщину убил супруг. Перед казнью преступник сказал: «Мои поздравления Джо Беллу. Он славно потрудился, чтобы отправить меня на виселицу».

Еще по теме:  3 рецепта армянской кухни

Джером Каминада (Jerome Caminada) — инспектор в полиции Манчестера.
Краевед Анджела Бакли, автор книги о Каминаде, полагает, что деятельность инспектора, известная и за пределами его города, могла стать для Конан Дойла источником вдохновения. Каминада за почти 31 год службы в полиции отправил в тюрьму больше тысячи преступников. У инспектора была сеть осведомителей в городских трущобах, наподобие холмсовских «нерегулярных войск Бейкер-стрит». Как и герой Конан Дойла, он обладал феноменальной памятью на лица нарушителей закона и их «деяния» разных лет, прекрасно разбирался в химии, а ночами, изменив внешность, странствовал по злачным местам города, чтобы изучить жизнь преступного мира изнутри.
«Тайна Манчестерского кеба», совершенное при загадочных обстоятельствах убийство богатого промышленника, которое Каминада раскрыл в 1889 году, — по словам Анджелы Бакли, «сложнейшее дело, принесшее его выдающимся способностям всенародную славу и доказавшее, что он — настоящий Шерлок Холмс».

Генри Данкан Литтлджон (Henry Duncan Littlejohn) — хирург, профессор медицинской юриспруденции и судебный медик, первый эдинбургский инспектор здравоохранения.
Литтлджон был еще одной знаменитостью в эдинбургских научных кругах. Конан Дойл, несомненно, знал профессора и, возможно, слушал его лекции по судебной медицине. Эксцентричный преподаватель, чьи речи сопровождались драматическими жестами, был живой энциклопедией примеров из истории криминалистики, и ряд исследователей холмсианы считают, что личность талантливого судмедэксперта тоже могла стать источником вдохновения для Дойла.
Знаменитое дело
В 1893 году Литтлджон участвовал в расследовании нашумевшего «Ардламонтского дела». В гибели юного Сесила Хэмбро от огнестрельного ранения на прогулке обвиняли сопровождавшего его наставника. Литтлджон провел баллистическую экспертизу, что было новшеством в ту эпоху, и сделал вывод, что застрелить сам себя, как на этом настаивала защита, потерпевший не мог.
Однако присяжные вынесли вердикт: «Не доказано».

И, наконец, Артур Игнейшес Конан Дойл (Arthur Ignatius Conan Doyle) — врач, писатель, журналист.
Джозеф Белл писал своему бывшему студенту и помощнику: «Вы сами и есть Шерлок Холмс, и вы прекрасно это знаете». Конан Дойл признавал, что, коль скоро в одном человеке сосуществуют несколько аспектов личности, то внутри него живет и проницательный детектив, любящий загадки и расследования. Однако не только автор влиял на героя, но и наоборот — писатель, получавший адресованные Шерлоку Холмсу письма с просьбами о помощи, не раз исправлял ошибки полиции.
Так, Конан Дойл расследовал дело Джорджа Эдалджи, молодого британского юриста индийских кровей. Юношу обвиняли в том, что ночами он, совершая иноземные варварские ритуалы, резал коров и лошадей, принадлежавших односельчанам, и рассылал по округе письма с угрозами. Развернув кампанию в прессе, писатель добился пересмотра дела, доказал несостоятельность улик против Эдалджи и вернул молодому человеку доброе имя.

ФОТО:

1. Джозеф Белл

2. Джером Каминада

3. Генри Данкан Литтлджон

4. Артур Игнейшес Конан Дойл

5. Уильям Джиллет в роли Шерлока Холмса

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.