На пути к Эльдорадо

Есть примета: видеть во сне золото — к несчастью. В ее справедливости испанец Гонсало Хименес де Кесада убедился лично: он вспоминал, что перед походом на поиски несметных богатств Южной Америки ему несколько раз снился этот драгоценный металл. Действительно, путешествие к «золотому городу» стало серьезным испытанием для де Кесады и принесло потерю друзей и разочарование в том, как оценили его подвиги во благо отечества. Впрочем, обо всем по порядку.

Дорога на корабль

Де Кесада предполагал тихо и безбедно прожить в родной Испании — все к этому располагало. Родившись в 1509 году в знатной семье, Гонсало Хименес де Кесада получил прекрасное по тем временам образование в Университете Саламанки. С дипломом правоведа он вернулся в родную Гранаду, где сразу получил должность в королевском суде города.

Когда де Кесада с блеском выиграл несколько дел и ему уже прочили повышение, пришлось менять планы: отец разорился, и семья оказалась в долгах. Теперь Гонсало как старший сын вынужден был искать способ поправить дела и помочь войти во взрослую жизнь двоим младшим братьям.

В то время обедневшая дворянская молодежь самым прибыльным делом считала для себя завоевание Нового Света. Тут весьма кстати де Кесаде предложили должность по профилю — старшего судьи в ближайшей экспедиции. Ну а там, в Южной Америке, что-то еще наверняка подвернется для образованного молодого человека. С собой Гонсало взял и братьев.

Уже в пути ему пришлось возглавить экспедицию — ее командор внезапно скончался. Прибыв в Санта-Марту на северо-западном побережье Колумбии, де Кесада вскоре получил предложение от губернатора: во главе большого отряда отправиться в поход в глубь материка по реке Магдалена. Местные индейцы не раз говорили, что в ее верховьях находится «золотой город». Причем речь шла именно о золоте, которым чуть ли не покрывали крыши домов.

Старый губернатор не ошибся в выборе: де Кесада умел увлечь людей и заставить выполнять приказы — одних уговорами, других жестким принуждением. Опять же, он был строг, но справедлив, что всегда ценится в многодневных походах.

Вдоль по Магдалене

5 апреля 1536 года в городке Санта-Марта отряд разделился на две части: большая под руководством де Кесады отправилась по сухопутью, огибая болота к востоку от Магдалены, а меньшая с грузом пошла на нескольких небольших судах по самой реке. Встретиться договорились на границе уже разведанной территории — примерно через 400 километров.

Еще по теме:  6 НАРОДНЫХ СРЕДСТВ ЛЕЧЕНИЯ ГАСТРИТА

С собой де Кесада повел 70 всадников, несколько сотен пеших конкистадоров, в числе которых были и двое его братьев. Хищники, змеи, нападения индейцев, жара, тропическая лихорадка — вот что ожидало их на сложнейшем маршруте. К тому же дорогу приходилось буквально прорубать топорами в густых зарослях.

Через два с половиной месяца отряд вышел к условленному месту на берегу Магдалены и еще почти столько же ожидал подхода судов — на долю их экипажей тоже выпало немало испытаний. Но тут наступил трехмесячный сезон беспрерывных дождей, который пришлось пережидать. Запасы продовольствия закончились, голод ежедневно уносил по нескольку человек. С трудом де Кесада подавил бунт, зачинщики которого требовали возвращения в Санта-Марту.

Но вот дожди закончились. Едва члены экспедиции двинулись вперед, как на их пути встретилась река Опон, текущая с гор. Оставив суда и больных, пошли вверх пешком. Когда выбрались на большое плато, в живых остались 166 человек и 60 лошадей (их под страхом смерти запрещалось забивать на мясо). Перед испанцами простирались возделанные поля, дома, дороги. Это была земля индейцев чибча-муисков. У них действительно имелось золото: его пластины покрывали крыши деревянных храмов, многие жители носили украшения с драгоценными камнями.

Если простые земледельцы встретили гостей вполне дружелюбно и де Кесада решил использовать язык дипломатии, а не ружей, то вождь индейцев Тискесуса увидел в них врагов. Однако несколько сражений завершились победой немногочисленных, но хорошо вооруженных испанцев.

Тискесуса бежал, столица Богота была захвачена, и по сути де Кесада установил там свое правление. Город стал называться Санта-Фе-де-Богота. Выступив дальше в горы, он в июне 1537 года встретился с давним врагом прежнего правителя — великим вождем Гуатавита. Враг моего врага — мой друг: испанцев приняли как дорогих гостей и вручили подарки: золотые украшения, кубки, роскошные плащи.

Возвращение в молодость

Де Кесаду с его офицерами отвезли на озеро Гуатавита, названное в честь вождя, которое служило индейцам главным местом поклонения богам. Гости смогли присутствовать на ежегодном празднике благодарения.

Испанцам рассказали и о древнем ритуале, который совершался каждый раз с избранием нового правителя индейцев. Все подданные собирались на берегу Гуатавиты, принося с собой жертвы богам. Жрецы раздевали донага будущего властелина, смазывали его тело специальным липким составом и через тростниковые палочки дули на него золотой пылью. В результате он становился похож на скульптуру из драгоценного металла.

Еще по теме:  ПЕЩЕРА МОВИЛЕ: НЕЗЕМНАЯ ЖИЗНЬ НА ЗЕМЛЕ

Затем правитель в сопровождении девяти жрецов на плоту, груженном золотыми изделиями тончайшей работы, направлялся на середину озера. Там совершалась молитва, дары опускались в воду, и плот возвращался обратно. Только после этого подданные признавали власть нового владыки и бросали в воду священного озера Гуатавита свои дары.

Ритуал существовал много веков, и за это время у чибча сменились десятки правителей, поэтому счет золотым изделиям и драгоценным камням, находящимся на дне озера, шел на десятки тысяч.

Сам де Кесада и его сподвижники приняли к сведению этот рассказ, не очень-то в него поверив. Да и времени на проверку не было — в 1538 году к Боготе подошли сразу два отряда конкурентов, предъявивших свои права на новые земли. С юго-востока, со стороны Эквадора, прибыл испанец Себастьян де Белалькасар, а с севера, из Венесуэлы, — немец Николаус Федерман.

С трудом де Кесада уговорил разрешить их спор непосредственно при мадридском дворе, куда все трое летом 1539 года и отправились. С Николаусом Федерманом все стало ясно сразу по прибытии в Европу: прямо в порту его арестовали по обвинению в растрате.

В споре двух своих вассалов король Карлос I принял компромиссное решение. Он разделил новые земли в Колумбии и Эквадоре на две части: де Кесада был назначен губернатором Новой Гранады со столицей в Санта-Фе-де-Боготе, а де Белалькасар — губернатором провинции Каука со столицей в Попаяне.

В этой должности де Кесада прослужил 30 лет, умело соблюдая интересы короля — в казну шли поступления. Его подданных власть тоже устраивала. Но все эти годы губернатор мечтал о новых поисках «золотого города». Наконец, в в 1569 году де Кесада решился: на собственные средства организовал экспедицию и два года исследовал джунгли. Увы, «возвращение в молодость» оказалось безрезультатным. К тому же из отряда в 500 человек, основу которого составляли его товарищи по первому походу, выжил только каждый десятый…

Последние годы Гонсало Хименес де Кесада провел на родине — в испанском городке Уэска, где писал мемуары. Умер он в возрасте 70 лет.

Еще по теме:  Гипотеза об "отверстии" в центре Северного полюса

Просчет купца Сепулведы

Прослышав от де Кесады о золоте Гуатавиты, свою экспедицию к озеру в 1580 году снарядил купец Антонио де Сепулведа, державший торговлю в Колумбии. К делу он подошел основательно, сначала получив разрешение у короля Испании Филиппа II. Нанятые индейцы стали рыть водоотвод там, где в озере находилось самая неглубокая лагуна. Спустя полгода им удалось сделать это, вслед за водой из озера стал стекать ил. Наконец, в нем блеснули драгоценности.

В руки Сепулведы попало несколько золотых изделий, в том числе нагрудник и скипетр, а также довольно большой изумруд. Увы, найденное не оправдало понесенных расходов: купец попал в долговую тюрьму, а ценности были реквизированы в пользу государства. Почти все они, а также найденная позднее золотая скульптура плота с фигурками повелителя и девяти жрецов сейчас хранятся в Музее золота в Боготе.

В XVII и XVIII веках неоднократно предпринимались попытки найти драгоценности Гуатавиты, но тщетно: технически было очень сложно добраться до дна — слишком глубоко.

В 1912 году уже англичане снарядили экспедицию за золотом индейцев. Но им не помогли даже мощные насосы: осушив значительную часть высокогорного озера, золотоискатели смогли вытащить из ила лишь небольшое количество изделий. Вязкое дно буквально засасывало каждого, кто пытался ступить на него. В результате найденные драгоценности возместили англичанам чуть больше шести процентов издержек.

Позднее ученые предположили, что оставшееся золото ушло на самое дно воронкообразного кратера, в котором находилось озеро. Дары индейцев засосало туда за несколько веков, и нет смысла пытаться добраться на глубину. Точку поставило правительство Колумбии, объявившее в 1965 году озеро Гуатавита национальным наследием.

Поиски окончены? Отнюдь. Возможно, появятся технологии, которые позволят добраться до сокровищ Гуатавиты. К тому же Южная Америка — не тот континент, про который можно сказать, что он исхожен вдоль и поперек.

Словом, шанс найти огромные сокровища индейцев существует. Да и смельчаки, готовые в XXI веке отправиться в рискованное путешествие, тоже найдутся. Хотя, учитывая опыт Гонсало Хименеса де Кесады и других золотоискателей, обладание большим количеством сокровищ далеко не всегда делает владельца счастливым.

ФОТО:

1. Искатель сокровищ Хименес де Кесада

2. Золотая скульптура плота с фигурками повелителя и девяти жрецов

3. Озеро Гуатавита, которое служило индейцам главным местом поклонения богам

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.