«Мы создаём новый мир»

Известное изречение «Когда говорят пушки – музы молчат» правдиво далеко не всегда. В 1917 году молодой британский художник Пол Нэш попал на Западный фронт Первой мировой войны и стал очевидцем кошмарного сражения за Пашендаль. Увиденное вдохновило его на создание потрясающих сюрреалистических пейзажей, с невероятной силой запечатлевших ужасы войны. В годы Второй мировой Пол Нэш вернулся к батальной живописи, и его талант проявился вновь.

Пол Нэш родился в 1889 году в богатой лондонской семье – его отец был преуспевающим юристом. Впрочем, детские годы нашего героя трудно назвать счастливыми, поскольку его мать страдала от психического заболевания. В юности Пол мечтал стать моряком, но провалился на экзамене в военно-морское училище, после чего в 1908 году начал учиться живописи. Особенно плодотворной для него оказалась учеба в художественной школе Лондонского университета у популярного художника Генри Тонкса. В 1912–1913 годах прошли первые выставки молодого живописца, которые зарекомендовали Нэша как оригинального мастера пейзажа. Любопытно, что младший брат Пола, Джон, тоже стал художником, хотя всю жизнь оставался в тени более именитого родственника.

В сентябре 1914 года Пол Нэш записался рядовым в 28-й территориальный лондонский полк. Впрочем, службу он нёс в британской столице – 28-й полк считался элитарной воинской частью молодых интеллектуалов и даже носил прозвище «Художественные стрелки» (Artists Rifles). Осенью 1916 года художник начал подготовку на офицерских курсах, а в феврале 1917 года отправился на Западный фронт в звании второго лейтенанта Гэмпширского полка. Служба на печально известном Ипрском выступе продолжалась недолго – уже 1 июня Нэша эвакуировали в тыл со сломанным ребром. С высокой долей вероятности это спасло ему жизнь, поскольку вскоре Гэмпширский полк понёс огромные потери во время сражения на Мессинском хребте (начальная стадия битвы за Пашендаль).

Находясь на излечении в Лондоне, Нэш создал серию графических работ, запечатлевшую фронтовые пейзажи в модернистском стиле. Рисунки вызвали интерес у знатоков живописи и были представлены на двух выставках летом-осенью 1917 года. После этого старый приятель Нэша, популярный и модный живописец Кристофер Невинсон, предложил своему другу присоединиться к Бюро военной пропаганды и стать официальным военным художником. Нэш готовился вернуться на фронт боевым офицером, но согласился принять предложение Невинсона. Стоит отметить, что британское Бюро военной пропаганды отличалось довольно либеральными взглядами и активно сотрудничало с художниками-модернистами, оставляя за ними право на свободу самовыражения.

Еще по теме:  Интересные факты о Грузии.

В ноябре-декабре 1917 года Нэш вернулся на Ипрский выступ – теперь уже в качестве официального военного художника. Он застал лишь последние бои у Пашендаля, но смог наблюдать грандиозные разрушения и апокалиптические пейзажи, возникшие после многомесячного сражения. Увиденное произвело на живописца огромное впечатление. За месяц Нэш сделал около полусотни набросков и рисунков, которые стали ценным материалом при создании самых известных его картин, считающихся шедеврами британской живописи ХХ века.

На основе акварельного рисунка, запечатлевшего восход солнца над полем боя у Ипра, в 1918 году Нэш создал картину, ставшую в англоязычном мире одним из визуальных символов Первой мировой войны. Название «Мы создаём новый мир» звучит мрачной иронией, ведь художник изобразил на холсте изуродованную, изрытую снарядами землю с мёртвыми деревьями. Официальное описание картины в каталоге Имперского военного музея сообщает нам: «Название высмеивает амбиции войны – солнце встаёт над сценой полного опустошения». И всё же, разглядывая эту картину, нельзя не подумать, что миллионы людей в те годы верили: их страдания не напрасны, и они ведут «войну, которая положит конец всем войнам».

Весной 1918 года Нэш согласился участвовать в выставочном проекте британского Министерства информации, получившем названия «Зал памяти». Темой своей работы художник вновь выбрал одно из полей сражений у Пашендаля. Итогом долгого труда стала огромная (317 на 182 см) картина с простым названием «Менинская дорога», завершенная в начале 1919 года, уже после окончания войны. Нэш изобразил место упорных боёв лета-осени 1917 года в виде кошмарного, потрясающего воображение лабиринта, утратившего всякое сходство с живой природой. Этот безумный пейзаж общепризнанно считается одним из лучших изображений Первой мировой войны в живописи.

Нэш работал над «Менинской дорогой» в уютной деревенской студии и описывал свои эмоции следующими словами: «Как тяжело оставить всё в стороне и заставить себя погрузиться в эти фландрские пустоши, мучения, жестокость и ужас войны. У того, чем я занимаюсь, может быть только одно оправдание – если я смогу лишить войну последнего клочка славы, последнего проблеска очарования».

Говоря о творчестве Пола Нэша в годы Первой мировой войны, стоит вспомнить и его младшего брата Джона. Он также служил в 28-м территориальном лондонском полку, а в 1917 году попал на фронт в его рядах. Сержант Джон Нэш участвовал в сражениях у Пашендаля и Камбрэ – его фронтовой опыт был гораздо более богатым и трагичным, чем у брата. В 1918 году Джон стал официальным военным художником, но, в отличие от Пола, работал не очень активно. Самой известной и яркой его батальной картиной считается полотно «В атаку» (Over the top), на котором автор запечатлел грустный эпизод из собственной биографии – неудачную атаку 1-го батальона «Художественных стрелков» у Камбрэ 30 декабря 1917 года, которая привела к большим жертвам. «Солдаты, сгорбившись, идут по снегу, словно смирившись со своей судьбой», – так характеризует эту картину официальное описание в каталоге Имперского военного музея.

Еще по теме:  НИКОЛАС УИНТОН И ЕГО 669 ДЕТЕЙ

После окончания Первой мировой войны Пол Нэш продолжал оставаться известным и востребованным художником. Он работал преподавателем в различных художественных школах, путешествовал по Европе, организовывал успешные выставки, издал несколько книг. Нэш продолжал писать пейзажи, но также активно занимался книжной и журнальной иллюстрацией, освоил технику гравюры. Критики отмечают, что в 30-е годы его стиль стал близок к сюрреализму.

Когда началась Вторая мировая война, Нэш вернулся к батальной живописи подобно многим другим британским художникам. В 1940 году он стал членом Консультативного комитета военных художников и получил доступ к официальным заказам. Впрочем, творческий стиль автора не вызывал большой симпатии у военных, что мешало Нэшу активно работать с заказчиками. Кроме того, художник был уже немолод и жестоко страдал от астмы. И всё же ему удалось создать как минимум одну работу, заслужившую репутацию шедевра, по силе равного его лучшим картинам времён Первой мировой войны.

Летом 1940 года, в разгар Битвы за Британию, Нэш посетил металлообрабатывающий завод, и его потрясло увиденное там кладбище разбитых самолётов. Художник писал: «Внезапно мне показалось, что я вижу огромное бурное море. В какой-то момент можно было почувствовать: лунная ночь, поток движется по полям, взмывает вверх и рассыпается на равнине. Но, нет, ничего не двигается, это не вода, и даже не лёд, это что-то статичное и мёртвое. Это металлолом, обломки. Их сотни и сотни, летающих созданий, которые вторглись на эти берега (сколько нацистских самолётов было сбито или разбилось с начала вторжения?) И вот они, некоторые из них».

Еще по теме:  Почему в русском языке больше всего ругательств?

Нэш сфотографировал необычный пейзаж и весной 1941 года представил на выставке картину «Totes Meer» (нем. – «Мёртвое море). Название являлось отсылкой к известной работе классического немецкого художника-романтика начала XIX века Каспара Давида Фридриха «Ледяное море» («Das Eisemeer») – у полотен даже имелось определенное визуальное сходство. Вместе с этим в немецких словах чувствуется откровенная издёвка над судьбой захватчиков. Работа Нэша была с восторгом встречена критиками и публикой. Несмотря на формально пропагандистский характер, картина выдержала испытание временем и считается классическим произведением британской живописи ХХ века, одним из символов Битвы за Британию.

Впрочем, другие картины, созданные Нэшем в годы Второй мировой, воспринимались более сдержанно. Некоторые из них даже были отвергнуты военными заказчиками из-за откровенного сюрреализма изображений. Например, пропагандисты сочли слишком экстравагантным полотно, на котором Гитлер был изображён в виде огромной акулы, парящей в небе рядом с немецкими самолётами. Так или иначе, художник внес свой посильный вклад в победу, чем мог заслуженно гордиться, но, к сожалению, уже в 1946 году он скончался от последствий астмы. В 1949 году вышли в свет его мемуары.

Пол Нэш был весьма плодовитым художником, чья творческая карьера продолжалась более тридцати лет. И все же в памяти потомков его имя оказалось связано с батальной живописью – прежде всего, с оригинальными, неповторимыми по технике и колориту пейзажами. Мастер смог ярко запечатлеть на холсте оба глобальных мировых конфликта ХХ века, никоим образом не пытаясь идеализировать и прославлять войну, что являлось главным принципом его работы.

«Я посланник от тех, кто сражается, тем, кто хочет, чтобы война длилась вечно», – писал Пол Нэш в одном из писем времён Первой мировой войны. К сожалению, этот призыв так и не был услышан, но творчество художника остается популярным и в наши дни. В 2016–2017 годах в лондонской галерее Тейт с успехом прошла масштабная выставка картин Нэша, были переизданы его мемуары. Известный британский художник и автор комиксов Дэйв МакКин в 2016 году опубликовал графический роман «Чёрный пес: сны Пола Нэша», созданный под влиянием работ мастера.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.