«Мадагаскарский журавль» — несбыточная мечта Петра I

Глядя на ведущие государства Западной Европы, Петр I, конечно, тоже мечтал о прибыльных заокеанских колониях. Но чтобы стать настоящей колониальной державой, требовалось много денег. И их российскому императору катастрофически не хватало. Поэтому в стране «бродила» медная монета, повышались налоги.
Но был и еще один очень перспективный вариант – найти богатую и ничейную землю, которая стала бы для России «золотой антилопой». Таковым Петру виделся далекий, окутанный мифами и легендами Мадагаскар. .

Идея вице-адмирала Вильстера
Эстонец по национальности, Даниэль Вильстер — личность весьма любопытная. Его хорошо характеризуют следующие вехи биографии. Во-первых, в свое время он умудрился повоевать за шведов против датчан, а затем за датчан против шведов. Во-вторых, сражался против России в Северной войне. А после ее окончания приехал в Петербург для личной аудиенции с Петром, заявив, что у него имеется «особо важная информация».
Российский император согласился встретиться с вице-адмиралом. На встрече с Вильстером он и узнал о неком королевстве, расположенном на далеком Мадагаскаре.

Вильстер рассказал Петру о богатом Мадагаскарском королевстве

О том, что остров населен пиратскими общинами, знали все. Но что они создали собственное государство — это было что-то новенькое. Каким образом Вильстеру удалось убедить Петра в целесообразности экспедиции, неизвестно. Скорее всего, его доводы основывались на популярной в то время книге Даниэля Дефо «Король пиратов, или Отчет о славных деяниях капитана Эйвери, самозванного императора Мадагаскара, в двух его собственноручных письмах». Это творение часто обсуждалось среди морских офицеров, и Вильстер вполне мог принять его за «основанное на реальных событиях».

В общем, после аудиенции император приказал подготовить два корабля для сверхсекретной операции.

Тайна за семью печатями
Но вот сам вице-адмирал, что любопытно, в подготовке экспедиции никакого участия не принял. И хоть российский государь называл его «честнейшим и высокопроверенным флагманом», но решил все-таки перестраховаться. Петр опасался, что подробности авантюрной операции узнают шведы, французы или англичане.
Самого Вильстера отправили в Рогервик и поселили в комендантском доме. Там он, собственно, и просидел вплоть до самого отплытия кораблей.

О подробностях экспедиции не знал даже сам вице-адмирал

Из-за опасений по поводу утечки информации даже вся переписка велась в обход служащих Адмиралтейств-коллегии и Коллегии иностранных дел. А в документах Мадагаскар и вовсе не фигурировал. Вместо названия острова там писали «следовать в назначенное вам место». Кроме этого, корабли должны были отправиться в путь не под военными флагами (а судна, собственно, были как раз боевыми), а под торговыми. И чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, их направили к острову не по привычному и оживленному маршруту через Ла-Манш, а вокруг северной части Британских островов.
Капитан по фамилии Мясной, сам Вильстер и его помощник (все они возглавляли экспедицию) предписания получили в закрытом виде. Причем вскрыть «бумажки» можно было только в Северном море.

Не дошли…
В конце 1723 года из порта Ревеля вышла пара 32-пушечных фрегатов: «Амстердам Галей» и «Декрон де Ливде». Их команды состояли из 204 и 200 человек соответственно.
На Вильстера возлагались большие задачи. Несмотря на недоверие со стороны Петра, именно прибалт должен был передать письмо от российского императора королю Мадагаскара, а также установить с ним дипломатические и торговые отношения. Еще от Вильстера требовалось убедить правителя острова посетить Петербург, чтобы встретиться с Петром.

Но на этом список задач вице-адмирала не заканчивался. После Мадагаскара в «навигаторе» был помечен и еще один пункт — Бенгалия. Там от Вильстера требовалось задружить с правительством Великих Монголов со всеми вытекающими из этого преимуществами.

Фрегаты оказались просто не готовы к выходу в море

Задачи, конечно, сложные, но российский государь верил в ораторские способности своего неожиданного союзника. Да и сам Даниэль клятвенно уверял в удачном исходе операции. Но… вскоре выяснилось, что оба фрегата просто не готовы для выхода в море — у них обнаружилась сильная течь. Корабли повернули обратно, не добравшись даже до Датских проливов. Петр I и Вильстер решили не отказываться от своей задумки. Поэтому император приказал заменить судна. Миссия легла на фрегаты «Принц Евгений» и «Крюйсер». К их подготовке для дальнего плавания отнеслись куда серьезней и основательней. Но вскоре российский государь умер, и от мадагаскарской экспедиции решили отказаться.

Стоило ли оно того?
Вообще, ничего страшного из-за того, что затея провалилась, не произошло. Ведь 2 корабля — это катастрофически мало, а на большую, полноценную экспедицию попросту не было денег. Поэтому даже если бы фрегаты отправились в путь, их шансы на успех были бы минимальными. Мадагаскарского короля для установления прочных связей требовалось убедить в силе и мощи Российской империи. Двум кораблям этого вряд ли удалось бы достичь, несмотря даже на великолепное красноречие Вильстера.

Но главное даже не это. К тому времени на Мадагаскаре устанавливать дипломатические отношения было уже просто не с кем. Пиратство в том регионе приходило в упадок, а сами разбойники жили разрозненными, полудикими шайками. Никаким централизованным королевством там и не пахло.
Да и с Индией тоже не все так просто, как представляли себе Вильстер и Петр I. В том регионе уже прочно окопались британцы и французы, поэтому они бы точно не обрадовались появлению конкурента. Два российских фрегата просто бы не подпустил к берегу мощный французский или английский флот.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here