Кровь и золото: расстрел на Ленских приисках

Ле́нский расстре́л — трагические события 4 (17) апреля 1912 года на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, расположенных в районе города Бодайбо на притоке Лены реках Витиме и Олёкме. В результате забастовки и последующего расстрела рабочих правительственными войсками пострадало, по разным оценкам, от 250 до 500 человек, в том числе 150—270 человек погибло.

На момент забастовки 66 % акций «Ленского золотопромышленного товарищества» («Лензолото») принадлежало компании «Lena Goldfields». Компания была зарегистрирована в Лондоне. Акции компании торговались в Лондоне, Париже и в Санкт-Петербурге. 70% акций компании «Lena Goldfields», или около 46% акций «Лензолота» находилось в руках русских промышленников, объединённых в комитет российских вкладчиков компании. 30% акций компании «Lena Goldfields», или около 20% акций «Лензолота» было в руках британских бизнесменов. Примерно 30% акций «Лензолота» владели Гинцбурги и их компаньоны.
Несмотря на то что большинство акций «Лензолота» находилось в руках «Lena Goldfields», непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензолото» в лице Гинцбурга. Правление товарищества, действовавшее на момент забастовки, было избрано в июне 1909 года:
директор-распорядитель — барон Альфред Горациевич Гинцбург; директора правления — М. Е. Мейер и Г. С. Шамнаньер; члены ревизионной комиссии — В. В. Век, Г. Б. Слиозберг, Л. Ф. Грауман, В. 3. Фридляндский и Р. И. Эбенау; кандидаты в члены правления — В. М. Липин, Б. Ф. Юнкер и А. В. Гувелякен;
Управляющий приисками — И. Н. Белозёров.
Таким образом, к 1912 году сформировалось несколько влиятельных групп акционеров, заинтересованных в контроле над крупнейшей российской золотодобывающей компанией. С одной стороны, происходил конфликт интересов русского и британского бизнеса в правлении головной компании «Lena Goldfields», с другой — представители управляющей компании (и бывшие владельцы) «Лензолота» (во главе с бароном Гинцбургом) пытались не допустить фактического контроля над приисками со стороны правления "Lena Goldfields".
Современные исследователи связывают забастовку и последующие трагические события на Ленских приисках с деятельностью по установлению контроля над приисками.

Условия труда и быта рабочих.
В целом размер заработной платы позволял ежегодно вербовать основных рабочих в количестве выше необходимого. Вербовать новых рабочих Гинцбургу помогало министерство внутренних дел. Вербовка шла по всей территории империи. В 1911 году около 40% рабочих было завербовано в Европейской части России. Подписавший договор работник получал в качестве аванса 100 рублей (полугодовое жалование рабочего в Москве) и отправлялся под наблюдением полиции на прииски.
Заработная плата горнорабочих составляла 30-55 рублей в месяц, то есть была примерно вдвое выше, чем у рабочих в Москве и Санкт-Петербурге, и в десять-двадцать раз выше денежных доходов крестьянства. Однако непредусмотренный договором найма женский труд (равно как и труд подростков) оплачивался низко (от 84 коп. до 1,13 рубля в день), а в ряде доказанных случаев не оплачивался вообще.

Кроме того, до 1912 года «разрешались» сверхурочные старательские работы по поиску золотых самородков. Данные работы повременно не оплачивались, найденные самородки сдавались администрации по утверждённым расценкам на золото. В лавке «Лензолота» за грамм самородного золота давали 84 копейки. В лавках частных перекупщиков — от одного до 1,13 рубля за грамм. В случае удачи, рабочий за год такой работы мог накопить до тысячи и более рублей. Непосредственно перед забастовкой старательские работы были запрещены, и, кроме того, администрацией были предприняты дополнительные меры, ограничивающие возможность поиска самородков на рабочих местах.

Еще по теме:  ВЕНЕЦИАНСКИЕ КУРТИЗАНКИ

По договору найма, который подписывал каждый рабочий, и по официальному распорядку (утверждённому Министерством торговли и промышленности) продолжительность рабочего дня в период с 1 апреля по 1 октября составляла 11 часов 30 минут в сутки, а с 1 октября по 1 апреля — 11 часов при односменной работе. При двусменной работе — 10 часов. В случае необходимости управляющий мог назначать три смены рабочих по 8 часов. При работе в одну смену рабочий день начинался в 5 часов утра; с 7-ми до 8-ми часов — первый перерыв; с 12-ти до 14-ти — второй перерыв; в 19 часов 30 минут (в зимнее время в 19 часов) — конец работы. В реальности рабочий день мог длиться до 16-ти часов, поскольку после работы рабочим «разрешались» старательские работы по поиску самородков.

Добыча золота проходила в основном в шахтах в условиях вечной мерзлоты. Ледник приходилось разогревать кострами, а талую воду безостановочно откачивать. Механизация добычи, несмотря на значительные вложенные средства, была на недостаточном уровне — многие работы приходилось делать вручную. Спускаться в 20-60 метровые шахты приходилось по вертикальным обледенелым лестницам. Рабочие работали по колено в воде. После смены рабочим, в сырой от воды робе, приходилось идти по лютому морозу несколько километров до бараков. По данным Ф.А.Кудрявцева в 1911 году было зафиксировано 896 несчастных случаев с 5442 рабочими. Остро не хватало врачей и мест в больнице. Один врач обслуживал 2500 рабочих, не считая членов их семей. Правительственная и общественная комиссия Государственной Думы впоследствии признали медицинское обслуживание рабочих неудовлетворительным.

Рабочие бараки «Лензолота» были переполнены, мест для рабочих не хватало. Часть рабочих были вынуждены снимать частные квартиры, на оплату которых уходило до половины заработка. Кроме того, как впоследствии установила комиссия, лишь около 10% бараков удовлетворяло минимальным требованиям для жилых помещений.
Пользуясь покровительством властей, администрация «Лензолота» монополизировала в регионе торговлю и транспорт, вынуждая рабочих отовариваться только в лавках, принадлежащих «Лензолоту», и передвигаться только на транспорте компании. Часть оплаты выдавалась в виде талонов в лавки компании, что было законодательно запрещено в Российской империи. Номинал талонов был достаточно велик, а разменивать талоны не было возможности. Рабочие были вынуждены покупать ненужные товары, чтобы отоварить талоны полностью.

Кроме того, из зарплаты удерживались штрафы за множество нарушений, а также практически отсутствовала техника безопасности: на каждую тысячу человек приходилось свыше семисот травматических случаев в год.
По договору найма привозить на прииски жен и детей запрещалось. Рабочий мог привезти семью только с разрешения управляющего, таким образом, изначально попадая в зависимость от воли администрации. Женщин на приисках было достаточно много (до 50 % от количества мужчин). Находясь в зависимом положении от администрации, женщины часто были вынуждены работать против своей воли, за низкую плату, либо вообще без оплаты. Нередки были случаи сексуальных домогательств к женщинам со стороны администрации.

Еще по теме:  ЗОЛОТОЕ ПЛАТЬЕ

Забастовка
К концу 1911 года обострились противоречия между основными акционерами «Лензолота». На бирже велась непрерывная борьба между медведями и быками. В прессе неоднократно сообщалось о массовых волнениях и забастовках на Ленских приисках, однако рынок, привыкший к провокациям в адрес данной компании, практически не реагировал на СМИ.
В то же время на самих приисках росло недовольство рабочих. Ухудшающиеся условия труда и фактическое запрещение рабочим дополнительного заработка на самородном золоте создавало условия для забастовки.
Непосредственным поводом для забастовки послужила «история с мясом» на Андреевском прииске, пересказанная в мемуарах участников во множестве версий:
рабочему прииска (иногда называются конкретные фамилии) выдали протухшее мясо;
инспекция рабочих нашла в поварском котле конскую ногу;
женщина (жена одного из работников, либо одна из «мамок» (проституток на прииске) купила в лавке кусок мяса, похожий на конский половой орган.
Версии в источниках иногда частично объединяются, но сходятся в одном, рабочие получили непригодное в пищу мясо.

3 марта 1912 года протоколом собрания рабочих зафиксированы следующие требования к администрации приисков:
Улучшить жилищные условий рабочих (холостым — одна комната на двоих, семейным — одна комната).
Улучшить качество продуктов питания.
Увеличить жалование на 30%.
Запретить увольнения в зимнее время. Уволенным в летнее время должен выдаваться бесплатный проездной билет до Жигалово.
Установить 8-часовой рабочий день. В предпраздничные дни — 7-часовой. В воскресные дни и двунадесятые праздники — выходить на работу только по желанию работников, работать в эти дни не более 6 часов, заканчивать работу не позднее 1 часу дня и учитывать работу в эти дни за полтора дня.
Отменить штрафы.
Не принуждать женщин к труду.
К рабочим обращаться не на «ты», а на «Вы».
Уволить 25 служащих администрации приисков (по списку рабочих).
Всего рабочими было выдвинуто 18 требований и 4 гарантии.

Забастовка началась стихийно 29 февраля (13 марта) на Андреевском прииске, но затем к ней присоединились и рабочие других приисков. К середине марта число бастующих превысило 6 тысяч человек.
3 (16) апреля 1912 года были арестованы основные руководители забастовки (в том числе Т. М. Соломин), а 4 (17) апреля 1912 года состоялось шествие более чем двух тысяч рабочих Ленских золотых приисков в знак протеста против ареста членов стачечного комитета. Шествие было мирным, но по приказу жандармского ротмистра Трещенкова солдаты открыли огонь по рабочим.

Оценки количества жертв
Данные о количестве жертв расстрела в источниках разнятся.
Согласно данным советской истории, зафиксированным практически во всех энциклопедиях и справочниках, во время трагических событий было убито 270 и ранено 250 человек.
Иные данные:
На следующий день после трагедии газета «Русское слово» со ссылкой на «Консультативное бюро иркутских присяжных поверенных» сообщила о 150 убитых и более чем 250 раненых.
В книге «Ленские прииски», вышедшей в 1937 году в серии «История заводов», приводятся разноречивые данные — от 150 убитых и 100 раненых, до 270 убитых и 250 раненых со ссылкой на социал-демократическую газету «Звезда». Между тем, согласно публикациям в самой газете «Звезда» от 8 апреля 1912 года, убитыми значилось 170 человек и ранеными — 196. В итоговых документах двух комиссий, расследовавших Ленский расстрел, нет данных о количестве погибших, но говорится о взятии показаний от раненых в количестве 202 человек.

Еще по теме:  Скульптуры из листа бумаги

Расследование событий
Ленские события обсуждались в Государственной Думе. Выступавший на заседании Думы министр внутренних дел Макаров заявил: «Так было, так будет!». Как пишет Троцкий, «под аплодисменты правых депутатов».
Для расследования трагических событий было создано две комиссии. Одна — правительственная под руководством сенатора С.С.Манухина, другая — общественная, созданная Государственной Думой, которую возглавил малоизвестный в то время адвокат А.Ф.Керенский, сочувствовавший эсерам.
19 мая комиссия Манухина одновременно с комиссией Керенского отправились на место событий. По железной дороге обе комиссии 25 мая 1912 года прибыли в Иркутск. 18 июля 1912 года Манухин отдает прокурору Иркутского окружного суда приказ о возбуждении дела против главного виновника происшедшей бойни, ротмистра Трещенкова, отдавшего приказ открыть стрельбу. За причастность к преступному деянию ротмистр Трещенков был уволен со службы в жандармском корпусе, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение С.-Петербургской губернии (с началом Первой мировой войны в 1914 году, после его настойчивых просьб, он по «высочайшему соизволению» был допущен в действующую армию. Служил в 257 пехотном Евпаторийском полку. «В бою с австро-германцами 15 мая 1915 г. у д. Пакло убит неприятельской ружейной пулей в лоб, в то время, когда вёл свой батальон в атаку, идя во главе его).

Несмотря на расстрел рабочих, стачка на приисках продолжалась до 12 (25) августа, после чего свыше 80 % рабочих покинули прииски. В том числе: рабочих мужчин — 4738 человека, женщин — 2109, детей — 1993. На их место были наняты новые рабочие. Доля компании «Lena Goldfields Co., Ltd» была снижена с 66 % до 17 %. Владельцы приисков в результате забастовки понесли убытки размером около 6 миллионов рублей.
В связи с трагическими ленскими событиями Министерство финансов отказалось финансировать строительство остро необходимой для приисков узкоколейной дороги Иркутск—Жигалово—Бодайбо.
Расправа над мирным шествием рабочих вызвала стачки и митинги по всей стране, в которых участвовали около 300 тыс. человек.

В 1925 году, используя советский декрет о концессиях, компания «Лена голдфилдс» вновь получила право производить работы на сибирских (включая Ленские) золотых месторождениях сроком на 30 лет. Компании также были переданы: Ревдинский, Биссердский, Северский металлургический заводы, Дегтярское, Зюзельское, Егоршинские угольные копи. При том, что доля советской власти была всего 7%, а доля «Лены Голдфилдс» — 93%. В 1929 году компания была вынуждена прекратить свою деятельность. В 1930 году арбитраж признал иск компании «Лена голдфилдс» к советскому правительству на сумму 65 млн долларов США.
В 1968 году советское правительство признало иск.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.