КОНЦЕССИИ НА РЕКЕ ЯЛУ — ОДНА ИЗ ПРИЧИН РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ

Интриги концессионеров

29 августа 1896 года, в расцвет мечтаний о создании Желтороссии – захвате северной Маньчжурии, купцу из Владивостока Юлию Бринеру (отец известного актера Юла Бриннера, который добавил вторую букву «н» к фамилии), удалось купить у правительства Кореи лесную концессию (права на пользование лесными ресурсами) у реки Ялу на 20 лет.

По реке Ялу проходит современная граница Китая и Северной Кореи. Концессия распространялась на территории бассейнов рек Тумень и Ялу – то есть, фактически, от Желтого до Японского моря, и ее протяженность составляла около восьмиста верст. Договор подразумевал полную свободу владельца – на протяжении двадцати лет там можно было строить дороги, здания, проводить телеграф, пускать по реке пароходы. Фактически, хозяин концессии на двадцать лет приобрел себе всю Северную Корею, со всеми важными военными горными проходами и стратегическими точками.

Долго содержать концессии на Ялу Бринер не смог – не хватило капитала. Тогда купец решил выгодно продать свое дело – и этим предложением воспользовался один из известных сторонников агрессивной политики России на Дальнем Востоке – отставной офицер Кавалергардского полка Александр Безобразов, идейный вдохновитель так называемых «безобразовцев, или безобразовской клики» — придворных, влияющих на внешнюю политику Российской империи, и во многом ответственных за развязывание Русско-японской войны.

Супруга Безобразова Екатерина Николаевна следующим образом комментировала влияние своего мужа на царя: «Никак не могу понять, каким образом Саша может играть такую громадную роль. Неужели не видят, что он полупомешанный?».

Концессии были проданы в 1901 году «Русскому лесопромышленному товариществу», то есть Безобразову. Для того, чтобы найти деньги, он нашел богатых и именитых спонсоров – великого князя Александра Михайловича, императорского зятя, и графа И.И. Воронцова-Дашкова.

Еще по теме:  Загадка еврейского народа: Шабат

Александр Михайлович видел в этой афере исполнение собственных чаяний – он интриговал против великого князя Алексея Александровича и хотел занять его место генерал-адмирала. Так как ему это не удалось, с помощью покупки концессий Александр Михайлович хотел заполучить себе управление торговым флотом.

Тайная экспедиция в Корею

В 1898 году царю принесли Всеподданнейшую записку, в которой излагалась идея захвата концессий Бринера и отправки тайной экспедиции в Северную Корею, которая удостоверилась бы в наличии в тех землях природных богатств.

Манипулируя решением царя, будущие концессионеры отмечали, что на ресурсы Кореи зарятся японцы и другие страны, и только теперь есть единственный шанс мирным путем овладеть желанными землями.

План заключался в том, что из Кореи планировалось сделать марионеточное государство – помимо прочего, предполагалось укрепление власти корейского императора, так как он по закону являлся собственником земельных недр Кореи. Организация при нем специального российского управления сделало бы его пособником Российской Империи, а захват страны оказался бы тихим и незаметным.

Как говорилось в одной из записок, «Для России… почти исключительное водворение японцев в Корее было бы нежелательным. Требовалось получить для России такие крупные частные коммерческие интересы в Корее, защита которых давала бы нам право вмешиваться в корейские дела и, тем самым, установить противовес японскому влиянию».

План концессионеров казался выгодным: с 1896 года Россия могла держать в Корее свои войска, а затем основала Русско-корейский банк и направила в Сеул своих военных и финансовых советников.

Таким образом, на первых порах у России было большее политическое влияние, чем у конкурирующей Японии. Николай II дал добро и отправил в Северную Корею специальную экспедицию, а Александра Михайловича и графа Воронцова-Дашкова сделал главами концессии. Безобразов был главным исполнителем.

Еще по теме:  Жанна д'Арк: жизнь после сожжения

За 94 дня вся Северная Корея была изучена экспедицией. Руководитель экспедиции инженер Михайловский отправил телеграмму: «В Маньчжурии видел много богатств, чудные леса лиственницы и кедра — три миллиона десятин — много золота, серебра, красной меди, железа, угля».

По сравнению с 235 070 рублями, которые Кабинет Его Величества потратил на приобретение концессии и экспедицию, это были настоящие сокровища. Еще не успев перейти к разработкам концессий, она была разделена на 400 паев для 45 концессионеров. 170 паев принадлежали лично Его Величеству.

Лесорубы в гражданском

В 1902 году на реке Ялу стали проводиться работы. Для охраны концессии наняли пару сотен китайцев, отправили туда полторы тысячи сибирских стрелков. Такие действия вызывали возмущения в России – министр финансов С.Ю. Витте осудил такую политику государя, за что вскоре поплатился своим постом.

Безобразов был возведен в ранг статс-секретаря Его Величества. В то же время было создано русское наместничество на Дальнем Востоке (русский Дальний Восток и Квантунская область).

Министр иностранных дел Извольский негативно отзывался о грандиозных планах царя: «Это (безобразовский план концессий) совершенно фантастическое предприятие, один из тех фантастических проектов, которые всегда поражали воображение Николая II, всегда склонного к химерическим идеям». Генерал Куропаткин похожим образом комментировал проект концессий: «Государь мечтает не только о присоединении Маньчжурии и Кореи, но даже о захвате Афганистана, Персии и Тибета».

Самой главной задачей концессионеров была не заготовка леса, а военное освоение приграничных территорий. Под видом охранников Россия вводила в Корею войска, часто переодетые в гражданскую одежду. Стрелки из Сибири незаметно заменили нанятых охранников-китайцев и стали не только рубить лес, но и строить военные дороги.

В то время как в стране назревала революция, правительству казалось, что внешнеполитические успехи способны разрешить внутренний кризис: одновременно с освоением Кореи, российское правительство медлило с выводом войск из Маньчжурии, что вызывало недовольство Китая, и Японии.

Еще по теме:  Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX—XX веков. Часть 2

В мае 1903 сотня русских солдат была введена в деревню Йонгампо в устье реки Ялу для строительства там лесных складов. В декабре там уже были построены бараки, конюшня и мол, защищающий порт от бурь. Постройка военных зданий не осталась незамеченной – Великобритания и Япония обратили на это внимание и поняли, что Россия стремится зафиксировать свои военные ресурсы в Корее.

Несмотря на то, что «лесорубы»-солдаты уже успели заготовить леса на 3 млн. рублей, концессию пришлось спешно продавать американцам – мирного и незаметного захвата территории уже не получалось.

7 (20) июля 1906 года все права Русского лесопромышленного товарищества были переданы американцам, в том числе:

• контракт на разработку Фушуньских копей в Маньчжурии, заключенный в июле 1901 года;

• контракт на разработку золотых месторождений Квантуна, серебряных залежей и лесных богатств на правом берегу Ялу;

• контракт на разработку минеральных богатств Пхеньянской провинции, заключенный в 1898 году. Бывший поверенный в делах России в Корее Н. Г. Матюнин в 1902 году получил права на эту концессию от барона Габриэля Гинзбурга, после чего передал Русскому лесопромышленному товариществу;

• контракт на разработку лесных богатств по границе Кореи и Маньчжурии, а также на острове Дажелет.

Недальновидные действия российского правительства привели к потери концессии на Ялу, а многие историки считают, что авантюра Николя II в Корее стала одной из причин Русско-японской войны. «Мы явно отдали Корею под доминирующее влияние Японии» — писал Витте. Русско-корейский банк был закрыт, а русский финансовый советник при короле Кореи был отозван.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.