«КЭПТЕН» — ПЛАВУЧАЯ КАТАСТРОФА

Наличие орудий в башнях практически до последней четверти XIX века было специфическим признаком кораблей береговой обороны, которые действовали в районах базирования, не отходя далеко от порта приписки — основной проблемой было несовершенство паровых машин, при поломке которых находящийся в открытом океане броненосец оказался бы обречен: именно поэтому океанские корабли обязательно несли и парусное вооружение.

В свою очередь, паруса и мачты не позволяли устанавливать башни.
Но англичане все-таки попытались скрестить коня и трепетную лань, построив невиданный гибрид башни и паруса — именовалось это чудо техники HMS Captain, который был спущен на воду 27 марта 1869 года, введен в строй через год, а еще через полгода из состава флота выведен по печальной причине: перевернулся и затонул в течение считанных секунд.

Автором проекта «Кэптэна» был инженер и одновременно капитан первого ранга ВМФ Купер Фиппс Кольз — он считается изобретателем вращающейся бронированной орудийной башни. По тем временам это было прямо-таки неслыханным веянием прогресса — башня существенно повышала огневую мощь корабля и позволяла быстро перенацеливать орудие. Однако броненосец обязан был оставаться рангоутным — без парусов в дальний поход не выйдешь. Капитан Кольз предложил Адмиралтейству проект мореходного рангоутного башенного корабля с небольшой высотой надводного борта (около 3,4-3,5 метров по исходному проекту), установкой двух двуорудийных башен с мощнейшими 305-миллиметровыми орудиями и круговым обстрелом, а также треногие мачты с полной парусной оснасткой. Отдельно следует отметить, что каждая пушка весила 25 тонн, итого 100 тонн в общей сложности.

Еще по теме:  Загадочная сфера Беллоса.

Купер Кольз был конструктором с солидным авторитетом, посему Первый Лорд Адмиралтейства Хью Чайлдерс и члены Совета Адмиралтейства проект поддержали, хотя имелись и возражения — Директор военно-морского строительства (Director of Naval Construction), то есть фактически генеральный конструктор флота Эдвард Рид разнес предложение Кольза в пух и прах, заявив, что рангоутные броненосцы — это давно вчерашний день, древность и архаика, остойчивость «Кэптена» из-за колоссального веса мачт, снастей и парусов будет ужасающей, а центр тяжести корабля окажется существенно выше, чем того требует здравый смысл.
Рид отказался одобрить чертежи Кольза (и был абсолютно прав, как оказалось впоследствии), но его не послушались.

Выглядел новый броненосец до крайности странно. Над верхней палубой, где собственно и располагались башни с четырьмя 305-миллиметровыми пушками, была установлена навесная фальш-палуба от носа до кормы, опиравшаяся соответственно на полубак и полуют (которые, само собой, снижали сектор обстрела). Все работы с такелажем велись на фальш-палубе, дабы не возникало никаких помех артиллеристам. Говорить о том, что появление этого навеса еще более повысило центр тяжести не стоит — и так понятно. Вдобавок, корабль получился чрезмерно переутяжеленным — при спуске на воду выяснилось, что осадка превышает проектную на 33 сантиметра, экипаж вместо расчетных 400 человек вырос до 500 (еще плюс шесть-семь тонн нагрузки), общий перегруз составлял по разным данным от 730 до 830 тонн, а крена всего в 14 градусов оказалось достаточно, чтобы срез палубы оказался на уровне воды.

Еще по теме:  Французский путешественник начала XX века о русских

И, наконец, рангоут — три мачты с парусами площадью 33 тысячи квадратных футов (4650 квадратных метров) полностью соответствовали вооружению «старого» деревянного линкора, что еще более ухудшало и без того отвратительную остойчивость.
Плюс запредельно низкий надводный борт — всего два метра, как выяснилось при спуске на воду.
А при первом поднятии флага на «Кэптэне» случилось крайне дурное предзнаменование — флаг почему-то оказался перевернутым, что в морских традициях является сигналом бедствия.
Тем не менее «Кэптэн» был принят на вооружение, показал прекрасные скоростные характеристики и маневренность вместе с исключительной огневой мощью и хорошим бронированием.
И оставайся корабль в силах береговой обороны, действующих в спокойных водах близ побережья (а не океанской эскадры), последующей катастрофы можно было бы избежать…

6 сентября 1870 года «Кэптэн» находился в составе английской эскадры возвращавшейся из похода в Средиземное море, примерно в 20 милях от мыса Финнистерре, самой западной точки Испании. Весь день наблюдалось сильное волнение, «Кэптен» шел под полными парусами, при этом крен на борт с подветренной стороны был таков, что волны захлестывали палубу и заливали башни главного калибра едва не наполовину. К вечеру начался сильнейший шторм, около полуночи капитан приказал убрать паруса.
Дальнейшие события реконструированы историком Х. Вильсоном по рассказам немногих выживших:
"…Во время переклички корабль сильно накренился, но снова выпрямился. Когда люди поднялись наверх, то слышали, как кэптен Бергойн приказал «отдать марса-фалы» и затем «фор — и грот-марса шкоты травить». Прежде чем матросы добрались до шкотов, корабль накренился вновь, еще сильнее. Быстро один за другим выкрикивались углы крена в ответ на вопрос кэптена Бергойна: «18°! 23°! 28°!» Крен на правый борт был так велик, что смыло несколько человек, стоявших на шкотах. Корабль в это время лежал совсем на боку, медленно переворачиваясь и содрогаясь от каждого удара, наносившегося ему набегавшими короткими волнами с белыми гребнями…"

Еще по теме:  Борьба с болью в суставах при помощи натуральных средств

«Кэптэн» перевернулся и мгновенно затонул в течение тридцати-сорока секунд. Из восемнадцати спасшихся членов экипажа только один матрос смог выбраться из внутренних помещений корабля — через орудийный порт башни. Остальные выжившие входили в состав ночной вахты и находились на палубе или работали с рангоутом.
Вместе с «Кэптэном» на дно пошли около пятисот (483) моряков и его создатель — капитан Купер Фиппс Кольз, участвовавший в плавании для контроля за своим творением.
Кстати, во время шторма в ночь с 6 на 7 сентября ни один другой корабль эскадры не пострадал.

Последовало судебное разбирательство, поскольку гибель такого количества моряков в мирное время вызвало шок у британской общественности: в эпохальной Трафальгарской битве погибших было на пятьдесят человек меньше! Признали чудовищные конструктивные недостатки, но никто наказан не был — Купер Кольз, которого очень удобно назначили ответственным за всё, погиб вместе с кораблем.
Зато последовал отказ всех флотов мира от строительства тяжелых низкобортных броненосцев с непременными парусами — гибель «Кэптэна» поставила окончательную точку в истории использования «классического» парусного вооружения на военном флоте.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.