КАК ЕВРОПА «героически сопротивлялась» Гитлеру

10 апреля отмечается Международный день движения Сопротивления. День посвящен всем, кто противодействовал нацистам, фашистам и японским агрессорам во время Второй мировой войны (1939-1945) на территориях, оккупированных войсками Третьего рейха и его союзников .

Движение Сопротивления было организовано при участии жителей оккупированных территорий, противостоявших немецким войскам, и отличалось многообразием форм борьбы против оккупантов. Самыми распространенными были: антифашистская агитация и пропаганда, издание подпольной литературы, забастовки, диверсии и саботаж на транспорте и на предприятиях, выпускавших продукцию для оккупантов, вооруженные нападения для уничтожения предателей и представителей оккупационной администрации, сбор разведывательных данных для армий антифашистской коалиции, партизанская война. Высшей формой движения Сопротивления было всенародное вооруженное восстание, которое охватывало целые регионы и могло привести к освобождению части территории от захватчиков. Наибольший размах движение Сопротивления приобрело на территории Советского Союза, Югославии, Греции и ряде других стран. В некоторых странах движение сопротивления переросло в национально-освободительную войну против фашистских захватчиков. В Югославии и Албании национально-освободительная война против оккупантов слилась с гражданской войной против внутренней реакции, выступавшей против освободительной борьбы своих народов.

Честь и хвала тем героям, которые в условиях оккупации и победы коллаборационистов, продолжали оказывать сопротивление врагу. Однако не стоит забывать, что европейское движение Сопротивления сильно преувеличено, за некоторым исключением (сербы, греки и т. д.). При этом в настоящее время сильно преувеличенные мифы о европейском Сопротивлении, которое якобы оказало большой урон гитлеровцам, стали частью ревизии Второй мировой войны в интересах Запада.

Масштабы европейского Сопротивления (исключая территорию СССР-России, Югославии и Греции) были весьма сильно преувеличены в идеологических и политических целях ещё во время существования социалистического блока стран во главе с СССР. Тогда хорошим тоном было закрывать глаза на то, что многие государства были участниками гитлеровского блока или сдались гитлеровцам практически без сопротивления. Сопротивление в этих странах было минимальным, особенно по сравнению с поддержкой, которую они оказали нацистской Германии. По сути, Адольф Гитлер тогда создал прообраз современного Евросоюза, но идеологически тогдашний Европейский союз стоял на позициях нацизма, фашизма и расизма (нынешний — на принципах толерантности, политкорректности и либерального фашизма). Экономические, демографические и военные ресурсы Европы были объединены с целью уничтожения советской россии. Большая часть западной Европы просто легла под Гитлера, так как это было в интересах хозяев Запада, которые собственно и создали проект «Третий рейх».

В некоторых государствах видимость сопротивления возникла только при приближении Красной Армии (Венгрия, Австрия и Чехия), и когда открыли т. н. Второй фронт, в других оно было минимальным. В Польше основой движения сопротивления была армия Крайова, которая подчинялась польскому правительству в изгнании и верховному главнокомандующему польских вооружённых сил, находившемуся в Великобритании. Основной целью Армии Крайова было восстановление польского государства при поддержке Великобритании и США. То есть большая часть польского сопротивления ориентировалась на Запад. Поляки рассматривали СССР как второго врага, вместе с Германией. Однако в годы существования Советского Союза этот факт старались не выпячивать, чтобы не обижать союзников и европейских «партнеров», включая братские социалистические страны.

Исключениями в Европе были только Югославия, Албания и Греция (не считая Советский Союз), где Сопротивление приняло широкий размах и народный характер.

Вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, вермахт встречал способное удивить своей нерешительностью и слабостью сопротивление. Особенно это было удивительно тем, что вермахт ещё был в стадии становления и достиг хорошего боевого уровня только к весне 1941 года. Так, вторжение в Польшу началось 1 сентября 1939 года, и уже через несколько дней серьёзное сопротивление было сломлено. Уже 17 сентября польское военно-политическое руководство бежало из страны, бросив войска, которые ещё продолжали сопротивление. Дания 9 апреля 1940 года выкинула белый флаг практически сразу. Уже через час после начала операции правительство и король отдали приказ вооружённым силам не оказывать сопротивление немецким войскам и капитулировали. Норвегия, при поддержке союзников (в основном британцев), продержалась больше, до начала июня 1940 г. Нидерланды капитулировали течение первых пяти дней войны — 10-14 мая 1940 г. Бельгийская кампания продолжалась с 10 по 28 мая 1940 г. Практически моментально пала Франция, особенно если вспомнить кровопролитные и упорные битвы Первой мировой войны: немецкие войска начали захват страны 5 июня 1940 г., и уже 14 июня капитулировал Париж. 22 июня было подписано перемирие. А в Первую мировую войну Германская империя четыре года тщетно пыталась разгромить Францию. Борьба с Англией на море и в воздухе на второй фронт явно не тянула. Гитлер был уверен, что ему дадут возможность спокойно разгромить Россию за летнюю кампанию 1941 года. Судя по всему, хозяева Англии дали ему обещание, что настоящего второго фронта не будет (таинственный полёт Рудольфа Гесса в Англию).

Еще по теме:  Шесть необычных войн

Это позволяло фюреру избежать повторения сценария Первой мировой войны, когда Германии пришлось биться на два фронта, и в итоге она проиграла эту войну. В 1941 году Германия могла сосредоточить все силы на Восточном (Русском) фронте. Отсюда и полная уверенность германской военно-политической верхушки и всех ведущих политиков Запада, что это будет «молниеносная кампания», что СССР рухнет за несколько месяцев, если не недель.

Начало немецкого блицкрига в Европе получило во Франции «странная война», в Германии — «сидячая война», а в Соединенных Штатах — «мнимая» или «призрачная война». Реальная война, не на жизнь, а на смерть, началась в Европе лишь 22 июня 1941 года, когда столкнулись возглавляемая Германией европейская (западная) цивилизация и русская (советская) цивилизация. Кратковременные же схватки армий той или иной европейской страны с вермахтом более походили на соблюдение ритуального «обычая», нежели на действительную битву за свою землю. Мол, нельзя же просто впустить врага в свою страну, необходимо соблюсти видимость сопротивления. Де-факто западноевропейские элиты просто сдали свои страны, так как гитлеровская Германия должна была возглавить новый «крестовый поход» на Восток.

Понятно, что власть нацистов, где-то сравнительно мягкая, а где-то жесткая, вызывала сопротивление тех или иных общественных сил и групп в европейских странах. Сопротивление гитлеровскому режиму имело место и в самой Германии, в самых различных социальных группах — от потомков прусской аристократии, потомственных военных до рабочих и коммунистов. На Адольфа Гитлера не раз покушались. Однако это германское Сопротивление не было сопротивлением всей страны и народа в целом. Как и в большинстве других оккупированных немцами стран. Датчане, норвежцы, голландцы, чехи, словаки, хорваты, французы и прочие европейцы первоначально чувствовали себя в «общеевропейской империи» неплохо. Более того, значительная часть наиболее пассионарной (активной) части населения поддержала Гитлера, в частности, молодые люди активно вступали в войска СС.

К примеру, совершенно ничтожным, при значительном населении, было движение Сопротивления Франции. Так по данным тщательного исследования Бориса Урланиса о людских потерях в войнах («Войны и народонаселение Европы»), в движении Сопротивления за пять лет погибли 20 тысяч французов (из 40-миллионного населения Франции). Притом за этот же период погибло от 40 до 50 тысяч французов, то есть в 2-2,5 раза больше, которые воевали за Третий рейх! При этом частенько действия французского Сопротивления описывается так, что кажется, что оно сопоставимо с битвой за Сталинград. Этот миф поддерживался ещё в Советском Союзе. Мол, нас поддерживала вся Европа. Хотя в реальности большая часть Европы, как и при Наполеоне, выступила против русских!

Еще по теме:  Иллюстратор Aykut Aydogdu

Серьёзное сопротивление «Вечному рейху» во главе с Германией имелось только в Югославии, Албании и Греции. Правда, в той же Югославии было мощное коллаборационистское движение, вроде хорватских усташей. Сопротивление на Балканском полуострове объясняется ещё сохранившейся глубокой патриархальностью этой окраины Западной Европы. Культурно-цивилизационный код балканских народов ещё не был полностью вестернизирован, подавлен западной матрицей. Сербам, грекам и албанцам были чужды порядки, который устанавливал Третий рейх. Эти страны и народы по своему сознанию и образу жизни к середине XX столетия во многом не принадлежали к европейской цивилизации.

К странам с сильным Сопротивлением обычно причисляют Польшу. Однако если внимательно рассмотреть ситуацию в Польше придется признать, что здесь, как и во Франции, действительность сильно приукрашена. По данным, которые собрал советский демограф Урланис, в ходе югославского Сопротивления погибли около 300 тыс. человек (из примерно 16-миллионого населения страны), в ходе албанского Сопротивления — около 29 тыс. человек (из всего 1 млн. населения Албании). В ходе же польского Сопротивления погибло 33 тыс. человек (из 35 млн. населения Польши). Таким образом, доля населения, погибшего в реальной борьбе с нацистами в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании. Получается, что в целом польский народ смирился с участью «германского слуги», часть надеялась, что «Запад им поможет». Это и не удивительно, так как до начала Второй мировой войны, польская «элита» считала главным врагом СССР и пропаганда соответствующим образом настраивала общество. Кроме того, слабость Сопротивления в Польше была связана с тем, что поляки уже давно стали частью западной цивилизации. Католический Рим уже давно превратил славянскую Польшу в «таран», направленный против русского народа. Поэтому для поляков, хотя они и ненавидели немцев, мечтая о «Великой Польше» в том числе и за счёт земель Германии, вхождение в состав «общеевропейской империи» не было неприемлемым. Поляки уже стали частью европейской цивилизации. Их сознание было искажено, подавлено западной «матрицей». Не зря поляки почти тысячелетие были злейшими врагами русских, инструментом в руках Ватикана, а затем Франции и Британии (теперь США).

Стоит отметить, в число погибших в реальной борьбе не входят люди, которые гитлеровцы уничтожили как «расово неполноценных». В той же Польше немцы истребили 2,8 млн. евреев из 3,3 млн. живших там до начала оккупации. Этих людей просто истребили. Их сопротивление было минимальным. Восстание в Варшавском гетто не стоит преувеличивать. Это была бойня, а не война. Более того, в истреблении «недочеловеков» (русских, сербов, цыган и евреев) самое активное участие приняли не только немцы одурманенные нацистской пропагандой, но и представители других народов — хорваты, венгры, румыны, прибалтийские и украинские нацисты и т. д.

Преувеличение европейского Сопротивления первоначально имело политическое и идеологическое значение. В СССР не хотели портить образ западных «партеров» и союзников по Варшавскому блоку, и поддерживали миф о «героическом сопротивлении Европы» насилию Гитлера. А после развала Советского Союза, когда всяческое очернение СССР-России стало нормой и выгодным делом заслуги европейского Сопротивления стали ещё более мифологизированы, чтобы умалить роль Красной империи и СССР в Великой войне. Вплоть до полного фэнтези, вроде «Бесславных ублюдков», снятых режиссёром Квентином Тарантино, где группа американских солдат еврейского происхождения своим ответным террором наводит ужас на Третий рейх и даже «уничтожает» верхушку Германии во главе с Гитлером. И подобные фантазии осваивает молодежь, которая уже познает историю по голливудским фильмам, они в итоге становятся общепринятым мнением.

Еще по теме:  Кухня Вены: классический венский стол

В действительности почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе, без особых потрясений вошла империю Гитлера. Италия, Испания, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Венгрия, Словакия (отделенная от Чехии), Финляндия и Хорватия (отделенная от Югославии) — совместно с Германией вступили в войну с СССР, послав на Восточный фронт свои войска. Правда, Дания и Испания, в отличие от других стран, сделали это без официального объявления войны.

Остальные страны Европы хоть и не приняли прямого, открытого участия в войне с Советским Союзом, но так или иначе «работали» на Третий рейх. Так Швеция и Швейцария экономически поддерживали Германию, их промышленность работала на рейх, были местом для «отмывания» золота, серебра, драгоценностей и другого добра, награбленного в Европе и СССР. При нацистах Европа стала экономическим целым — «Евросоюзом». Франция дала Третьему рейху такие запасы нефти, что их хватило на начало кампании в СССР-России. От Франции Германии достались большие запасы оружия. Взимание с Франции оккупационных расходов обеспечивало армию численностью в 18 млн. человек. Это позволило Германии не проводить экономическую мобилизацию перед нападением на СССР, продолжить строительство сети автомобильных дорог. Началось осуществление грандиозных планов Гитлера по созданию нового Берлина — столицы объединенной Европы, «Вечного рейха».

Когда знаменитый полководец (позднее ставший президентом) США Дуайт Эйзенхауэр вступил в войну во главе англо-американских войск в Северной Африке в ноябре 1942 года, то должен был сначала воевать не с германской, а 200-тыс. французской армией под началом министра обороны Франции Жана Дарлана. Правда, французское командование, ввиду явного превосходства сил союзников, вскоре приказало войскам прекратить сопротивление. Однако в этих боях уже успело погибнуть около 1200 американцев и англичан, более 1600 французов. Конечно, честь и хвала бойцам де Голля, летчикам эскадрильи «Нормандия — Неман». Но в целом Франция легла под немцев и не сильно от этого страдала.

Интересны сведения о «общеевропейской армии», которая воевала с СССР. Национальную принадлежность всех тех, кто погиб на Восточном фронте, определить трудно или практически невозможно. Однако национальный состав военнослужащих, которых Красная Армия взяла в плен в ходе войны, известен. Из общего количества в 3,7 млн. пленных основную массу составляли немцы (включая австрийцев) — 2,5 млн. человек, 766 тыс. человек принадлежали участвовавшим в войне странам (венгры, румыны, финны и т. д.), но ещё 464 тыс. человек — это французы, бельгийцы, чехи и представители других официально не воевавших с нами стран.

Мощь вермахта, вторгшегося в Советский Союз, обеспечивали миллионы высококвалифицированных работников всей континентальной Европы. Только на территории самой Германской империи трудилось более 10 млн. квалифицированных рабочих из различных европейских стран. Для сравнения: в СССР-России в 1941 году имелось 49 млн. мужчин 1890-1926 гг. рождения (из 196,7 млн. человек населения в целом). Опираясь на всю Европу (более 300 млн. человек), Берлин смог мобилизовать на войну почти четверть всех немцев. В Советском Союзе во время Великой Отечественной войны призвали 17% населения (причем не все из них побывали на фронте), то есть каждого шестого, иначе в тылу не осталось бы необходимых для работы на промышленных предприятиях квалифицированных мужчин).

Более или менее заметное сопротивление появилось в Западной Европе только когда стало очевидно, что европейские орды во главе с Германией не сломят СССР, и основные силы Третьего рейха терпят поражение на Русском фронте.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.