ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ПЕТРОГРАДА И МОСКВЫ В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Время, наступившее вслед за Октябрьской революцией, было весьма нелегким для творческой интеллигенции не только в восприятии политических перемен, но и в преодолении бытовых трудностей, возникших в их жизни.

Отсутствие топлива, перебои с электричеством, повреждение зданий вынуждали Советскую власть временно отменять спектакли в театрах, закрывать музеи. Так, например, в Москве было закрыто несколько музеев — Музей изящных искусств, Исторический музей, Румянцевский музей.

Все это, так же как и наступавший голод, казалось бы, не способствовало пробуждению творческой активности у деятелей искусства. Любопытно, что незадолго до октябрьских событий один из московских журналов предсказывал закономерность упадка искусства вообще всякому государству, народ которого завоевывает свободу. «Когда страна начинает жить политической жизнью, — утверждал один из журналистов этого времени, — на второй план отходят все интересы и в том числе искусство. Митинги и лихорадочные предвыборные агитации мало вяжутся с содержательными настроениями зрителя… Политическая жизнь отвлекает от искусства во всех его областях наиболее талантливых людей, и в этом его падение»

А между тем культурная жизнь в Москве и Петрограде в послеоктябрьские, сложнейшие по обстановке и тяжелейшие по условиям дни не только не замерла, но и приобрела необычайную интенсивность. Доказательством тому могут служить и премьеры спектаклей в театрах обоих городов, следовавшие одна за другой с конца ноября; и многочисленные вернисажи выставок изобразительного искусства; и появление в прессе обильных материалов, посвященных изобразительному искусству, среди которых и статьи, посвященные памяти выдающихся французских художников Родена и Дега (в числе авторов статей можно было встретить А. Эфроса, Н. Радлова, Сергея Глаголя, И. Гинцбурга); и те немногие лекции и общедоступные беседы об искусстве, которые были прочитаны в Петрограде («Искусство и социализм, «Художественные сокровища Гатчинского дворца», «Архитектура Петрограда» и др.); и литературно-художественные вечера, среди которых крупнейшим был вечер, посвященный чествованию И. Репина в связи с 45-летием его творческой деятельности (в чествовании принимали участие представители различных творческих объединений: передвижники, «Мир искусства», Общество им. А. И. Куинджи, Общество акварелистов и др.); и создание театра «Габима», в судьбе которого принимали участие К. Станиславский, Е. Вахтангов, С. Глаголь и т. д.

Еще по теме:  Под диссоциативным расстройством идентичности (или множественным расстройством личности) понимают совокупность психических нарушений, в частности провалов в памяти, нарушения сознания и чувства личностной идентичности, которые ведут к тому, что личность человека разделяется.

Тогда же в художественной жизни Москвы и Петрограда происходят события, отмеченные признаками нового послеоктябрьского времени. Прежде всего это относится к изданиям периодической печати.
В решении этих задач в первые послеоктябрьские месяцы сначала очень робко и не слишком умело начинают принимать участие и художники. Здесь в первую очередь выделяется сатирическая графика которая буквально с каждым месяцем становилась все активней. Начиная с ноября в газете «Правда» возникает раздел политической карикатуры, который уже в декабре становится постоянным. Здесь регулярно помещались рисунки, посвященные злободневным вопросам внешнего или внутреннего положения страны.

Тогда уже в газете работали, 247 по-видимому, несколько карикатуристов, скрывавшихся под зашифрованными монограммами: «Ф», «А. П.», «А. Са-н», «А. З.» и др. Наиболее активным среди них был А. Занятов («А. З.» — чья фамилия была полностью подписана под рисунком, помещенным в «Правде» 13 декабря 1917 года), создавший в течение двух месяцев более десяти рисунков. В декабре на страницах «Правды» появляются карикатуры, исполненные будущим известным советским графиком Л. Бродаты. В этих рисунках авторы иронизируют над судьбой Керенского и министров Временного правительства, над надеждой буржуазии реставрировать монархию, раскрывают истинное лицо меньшевиков и эсеров и т. д. Рисунки, помещенные в те месяцы в «Правде», еще невысоки по своим профессиональным качествам, но это были, надо полагать, самые первые произведения советской сатирической графики.

Вслед за тем появляются первые советские сатирические журналы.
В обстановке сложной, непримиримой идеологической борьбы в Москве выходит в свет первый иллюстрированный журнал пролетарской сатиры «Соловей», издаваемый Московским Комитетом партии большевиков с 24 декабря 1917 года. В нем сотрудничали поэты В. Маяковский и Демьян Бедный, В. Князев, а также художники, чьи имена хотя и остались неизвестными (рисунки помещались без подписей), но их позиция не оставляла сомнений. Так, на одном из рисунков была изображена пирующая буржуазия, а подпись гласила: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй». На другом рисунке были изображены солдаты с транспарантами, на которых можно было прочесть: «Да здравствует социализм», «Земля и фабрики народу». Под рисунком — строки «Интернационала»: «Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов». Рисунки, помещенные в журнале, не отличались высоким художественным качеством, вполне возможно, что их выполняли самодеятельные карикатуристы.

Еще по теме:  От любви до ненависти – одна фраза

После выхода в свет второго номера (в феврале 1918 года) журнал из-за технических трудностей прекратил существование. В то же время в ряду большевистских изданий продолжают выходить журналы «Спартак» и «Московский металлист», возникшие еще в предоктябрьскую пору. На обложке журнала «Спартак» был изображен рабочий, опирающийся обеими руками на рукоятку молота. На обложке другого журнала — «Московский металлист» — был нарисован рабочий, высекающий молотом и зубилом на металлической плите слова «Да здравствует социализм!». Эти рисунки утверждали уже новое содержание, что и выделяло их в ряду изобразительного материала, помещаемого в периодической печати того времени.

Тогда же, в конце 1917 года в Петрограде по инициативе газеты «Правда», начинает готовиться к выпуску рабочий журнал юмора и сатиры «Красный дьявол» (первый номер после ряда технических затруднений вышел 9 февраля 1918 года), редактором которого становится художник Л. Бродаты. Кроме того, в Петрограде в октябре-ноябре 1917 года выходил сатирический журнал «Бинокль» (два номера), посвященный только вопросам театральной жизни Петрограда и Москвы (художники М. Бобышов, В. Дени, К. Ротов и др.), а в декабре 1917 года появилась сатирическая газета «Питер» (вышло всего три номера), которая призывала читателей к сотрудничеству с Советской властью и критиковала действия буржуазии, кадетской прессы и т. д.

Новые черты времени получили отражение не только в периодических изданиях, но и в других формах литературно-художественной жизни. Отсутствие печатной продукции, возможности систематически публиковать свои произведения было одной из причин, породивших возникновение литературно-художественных эстрадных площадок, чаще всего размещавшихся в кафе.
В ноябре-декабре активную роль в московской литературной и художественной жизни играло известное «Кафе поэтов», декорированное художниками (Д. Бурлюк, Г. Якулов, В. Ходасевич, В. Татлин, А. Лентулов) и поэтами (В. Каменский, В. Маяковский, В. Хлебников), разместившими на стенах и потолке разноцветные рисунки и строки стихов, как попытка в качестве художественного приема сочетать изображение и слово.
Этот прием, широко известный в профессиональном искусстве XX столетия, очень скоро найдет свое активное распространение. Он будет применен в последующие годы в оформлении революционных празднеств, декорировке «агитационного» фарфора, создании станковых произведений (например в картинах Н. Альтмана «Петрокоммуна», 1919; «Россия — Труд», 1921), декорировке общественных учреждений (в 1919 году Г. Якулов, оформляя кафе «Стойло Пегаса», на стенах разместил наряду с сюжетами изобразительного характера строки стихов) и т. д.

Еще по теме:  Хвостатые преступники: 10 очень необычных криминальных историй

В «Кафе поэтов» содержание произведений, читавшихся с эстрады, нередко было посвящено признанию революции, что еще не часто в то время приходилось услышать от интеллигенции. Так, известно, например, что В. В. Каменский особенно часто читал там поэму «Стенька Разин» (которая, по словам очевидца, в те дни приобретала революционный смысл, так как в ней был заключен призыв «Долой богачей, да здравствует власть бедняков»), что В. В. Маяковский читал там «Оду революции» и поэто-хронику «Революция».

Наряду с поэтами здесь выступали и художники, как, например, Г. Якулов, обещавший построить на Кузнецком мосту «мировой вокзал искусства», с которого он собирался отправлять «экспрессы новых достижений художеств». Работа над кафе «Питтореск» (оно и должно было стать, по замыслу художника, «мировым вокзалом искусства») также велась коллективно (В. Татлин, А. Родченко, Л. Бруни, А. Осмеркин), и здесь также намечались некоторые новые идеи декоративного оформления.
«Питтореск» был любимым местом встреч актеров и театральных зрителей. Нередко туда заходили и крупные партийные работники, с которыми можно было поговорить о творческих планах и нуждах театра. Новая аудитория, новое содержание произведений, показанных с эстрады, — также и определенная роль в сплочении работников искусства, — могут служить оценкой деятельности подобных эстрадных площадок.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.