Февральской революция в Москве 1917 г. Ч.-1

В Москву и прочие города Центрально-промышленного района революция 1917 г. "пришла то телеграфу". Основные события в регионе, как и вообще в русской глубинке, начали разворачиваться, когда в столице многое уже прояснилось. Но сказалось и столичное своеобразие Первопрестольной.

К примеру, в таком значимом, входящем в число 11 крупнейших городов России, городе как Саратов о происходящем в Петрограде узнали 28 февраля, когда была получена разосланная по линии железных дорог телеграмма Комиссара Министерства путей сообщения Временного комитета Государственной Думы А. А. Бубликова, сообщавшего о произошедшем в столице. Официальные же сообщения стали поступать в Саратов только 1 марта. Ранним утром этого дня Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко разослал губернаторам телеграмму о том, что Думе предстоит формировать новую власть. В Москву же сообщения стали поступать за несколько дней до этого по неофициальным, часто сугубо личным каналам или по каналам различного рода общественных организаций, и уже 27 февраля некоторые московские объединения, такие как рабочая кооперация, чётко сформулировали свою поддержку рабочих и солдат Петрограда. 28-го же февраля известия о революции стали проникать в самые широкие слои населения. Как писал об этом дне в своих семейных воспоминаниях представитель московской технической интеллигенции Николай Михайлович Щапов, “с убийством Распутина в декабре уже ждали революции; она пришла”.

В своей телеграмме от 28 февраля 1917 г. командующему войсками Московского военного округа генералу И. И. Мрозовскому начальник Штаба Верховного главнокомандующего генерал М. А. Алексеев накануне событий пытался наметить самые необходимые меры, чтобы хотя бы на московском рубеже задержать начавшийся процесс разрушения власти. Алексеев требовал принятия всех возможных мер для обеспечения работы московского железнодорожного узла и непрерывного подвоза продовольствия, так как "первые беспорядки в Петрограде возникли из-за недостатка хлеба для наиболее бедной части населения" [Красный архив. 1927. Т. 2. С. 17.]. Генерал Мрозовский был наделён чрезвычайными полномочиями. По приказу ставки Москва объявлялась на осадном положении, митинги и демонстрации запрещались. Но было уже поздно, в своей телеграмме в ставку Мрозовский сообщал, что, несмотря на сохранявшее вплоть до 27 февраля спокойствие в городе, к полудню 28 февраля бастовали уже все заводы, обезоруживались одиночные городовые, начался многотысячный митинг у городской думы.

К ночи 28 февраля ситуация в Москве становится более накалённой. Около полуночи происходит столкновение 1-ой артиллерийской бригады, направлявшейся к городской думе, с двумя взводами жандармов [Бюллетень революции. 1917. 1 марта]. Утром улицы Москвы начинаются заполняться рабочими, покинувшими цеха и рабочие предместья. Демонстрации с красными знамёнами и пением революционных песен начинают стягиваться к центру города. В районе Яузского моста шествие рабочих было остановлено полицией. Помощник пристава, убивший во время попыток рассеять демонстрантов молодого рабочего Иллариона Астахова, был сброшен в реку, полицейский кордон смят. Столкновения рабочих с полицией происходят и в районе Каменного моста. Однако к этому времени солдаты нескольких полков отказались выйти из казарм для "подавления" беспорядков, а без попытки хоть как-то утихомирить улицу были бесплодны. Начался массовый переход частей на сторону революции. К 1 марта около Городской Думы уже располагались два орудия, солдаты 192 пехотного запасного полка, перешедшие на сторону революции 2 эскадрона кавалерии, прибыла с часть 84-го полка командиром полка, другие воинские подразделения, отдельные военнослужащие, расквартированного в Москве гарнизона. В донесении генерала Мрозовского в Ставку 1 марта ситуация подавалась с предельной ясностью: "В Москве полная революция. Воинские части переходят на сторону революционеров" [Красный архив. 1927. Т. 2. С. 46]. 2 марта 1917 г. всё было закончено, в руках восставших оказались важнейшие объекты города, — почта, телеграф, телефон, Кремль, арсенал, вокзалы, охранное отделение. Бывший губернатор М. Н. Татищев и бывший градоначальник были арестованы. Под арестом оказался и командующий округом [Известия Комитета петроградских журналистов. 1917. 2 марта].

Еще по теме:  Астрофизики нашли у черных дыр необъяснимые аномалии

Революционные события заставили резко активизироваться политические партии и Москвы. Наиболее сильной была большевистская партийная организация. Но и она на момент выхода из подполья насчитывала от 600 до 800 членов по городу и около двухсот по области. Связь существовала лишь с Сокольническим, Городским, Рогожским, Замоскворецким и Бутырским районами. В первые же часы революции среди московских большевиков заявило о себе ультралевое крыло партии. Так, Московское областное бюро ЦК РСДРП (б), в которое в тот критический момент времени входили Р. С. Землячка, М. А. Савельев, П. Г. Смидович, М. С. Ольминский, В. Н. Яковлева и другие, 28 февраля 1917 г. принял воззвание, содержащее призыв выборов в Советы соседствовал с декларированием целей создания Временного революционного правительства. Позже, 1 марта, с призывом выбирать своих депутатов в Московский Совет выступил и МК большевиков. Его основной состав был арестован незадолго до революции. В первый же легальный состав МК РСДРП (б) входили Р. С. Землячка, М. С. Ольминский, П. Г. Смидович, И. И. Скворцов-Степанов, В. А. Обух, Г. К. Голенко, А. М. Орехов. Своё первое заседание он провёл вечером 27 февраля на квартире Обуха. С марта 1917 г. МК располагался в здании Капцовского училища в Леонтьевском переулке, а с августа — в гостинице “Дрезден” на Скобелевской площади. С 7 марта начала выходить ежедневная газета “Социал-демократ”, являвшаяся органом МОБ, МК, а затем и Московского окружного комитета большевиков. Редактором “Социал-демократа” стал М. С. Ольминский.

Проявили себя в те дни и другие партии. 27—28 февраля выходит листовка московской организационной группы партии социалистов-революционеров. В ней сообщалось о произошедших в Петрограде событиях и звучал призыв подняться вслед за петроградскими рабочими и революционными войсками. Эсеры звали рабочих к всеобщей забастовке и выступали за полное свержение самодержавие. По их мнению власть в городе должна была перейти к различного рода общественных организаций, в том числе — к Совету. Вечером 3 марта в Москве состоялось совещание социалистов-революционеров и социально-революционных организаций, на котором было закреплено организационное единство эсеров и выработана общая позиция по важнейшим вопросам революции [Земля и воля. 1917. 10 марта].

Активизировалась деятельность московских меньшевиков. Об их первых успехах можно судить по журналистским отчётам центрального печатного органа меньшевистской партии “Рабочей газеты ” об Учредительном собрании по созданию единой социал-демократической партии 3 и 6 марта в Петрограде. На собрании 6 марта выступил делегат от Москвы Л. М. Пумпянский. Он сообщил, что объединительные процессы в Москве уже привели к созданию объединённой меньшевистской организации, к которой первоначально примкнули и большевики, но вскоре отошли от неё. К моменту начала совещания, в Москве уже действовала центральная исполнительная комиссия меньшевиков, организовывались районные пункты, начали действовать ораторская и агитационная коллегии. Сообщил Пумпянский и о той платформе, на которой произошло объединение: 1) признание Временного правительства, “всякую борьбу с этим правительством признать крайне вредной”; 2) категорический отказ от лозунга “Долой войну” как неприемлемого, признание компромисса между интернационалистами и оборонцами в плане последовательной “защиты революции”. Начала выходить газета “Вперёд” [Рабочая газета. 1917. 8 марта]. Уже 4 марта 1917 года в её первом же номере в передовой статье "Рабочие, организуйтесь" меньшевики заявили о своей программе практических действий. Обращаясь к рабочим города, они провозглашали: "Надо покрыть Москву густой сетью рабочих организаций… Фабрично-заводские комитеты рабочего представительства и их районные советы, как опора для общегородского Московского Совета рабочих депутатов" [Вперёд. 1917. № 1]. Со временем “Вперёд” становится органом комитетов меньшевиков Московской организации и Центральной области. Первоначально в состав её редакции входили С. С. Кац, А. Я. Малкин, В. И. Розин.

Еще по теме:  В рубрике «В курсе дела» мы рассказываем о темах, которые вызывают общественный резонанс или служат полем для спекуляций и лженаучных теорий. Мы стараемся не агитировать читателей принять ту или иную точку зрения. Вместо этого мы собираем комментарии уважаемых учёных и ссылки на программные документы мировых организаций, которые заслуживают доверие.

Призвали в эти дни поддержать революцию московские кадеты. Возглавляемый одним из старейших членов партии народной свободы К. К. Черносвитовым, Московский отдел ЦК конституционных демократов состоял в известной оппозиции Петрограду, придерживаясь более левой ориентации. Так, непосредственно в дни революции 23 февраля на заседании Московского отдела ЦК развернулись жаркие дебаты, в которых участвовали П. Д. Долгоруков, Д. И. Шаховской, Ф. А. Головин, А. Г. Хрущёв, вокруг сообщения А. А. Корнилова, что замоскворецкие районы предлагают передать кадетской фракции своё желание выступить с целью справедливой организации страны, даже с нарушением существующих рамок её конституционного устройства. Тем самым можно заключить, что в среде московских кадетов революционные ожидания были достаточно распространены и начавшиеся события вполне вписывались в планы многих из них. Поэтому уже в первом их обращении к горожанам нашлись слова и о величие произошедшего, и о признании новой власти, и о необходимости единения во имя “зари великого, прекрасного будущего” [Утро России. 1917. 5 марта].

Правда процесс становления системы рабочего самоуправления и Советов в самой Москве имел некоторые особенности. Здесь, к примеру, так и не сложился городской центральных орган фабзавкомовского движения. Не существовала в Москве до Октябрьской революции и единого Совета Рабочих и Солдатских депутатов, как это было в Петрограде. В Москве они действовали раздельно. Московский Совет рабочих депутатов начал свою деятельность в 12 часов дня 1 марта 1917 г. Уже на первом его заседании присутствовали представители более 50 московских фабрик, заводов, общественных организаций. Главной задачей Совета было продекларировано “захват народом власти в Москве” [Бюллетень Совета рабочих депутатов (Москва). Вып. 1. 1917. 1 марта]. Из 625 депутатов Моссовета в большевистскую фракцию входило всего 51 человек. Но это не отражало реальной силы фракции. Когда избирался Исполком Моссовета, в него вошло 23 большевика, т. е. примерно от ? до 1/3. Партийный состав Совета постоянно менялся, в июне большевики составляли в нём группу из 205 человек. Когда начинается процесс большевизации советов 19 сентября его председателем становится Ногин. К началу июня Моссовет насчитывал около 700 депутатов. Из них 536 были рабочие — 536. Наверно, поэтому образовательный уровень депутатов был невысок — 600 человек имели низшее образование. Среди рабочих числено преобладали металлисты (278) и текстильщики (82). В возрастном составе большинство составляли люди от 21 до 50 лет (685). В него входило 23 женщины. В Советы заседали представители 13 национальностей из них 602 русских. Газета “Известия”.

Еще по теме:  Драгоценный лёд: удивительное природное явление

Важную роль играл и Московский совет солдатских депутатов. Он был создан лишь 4 марта. Первым председателем стал меньшевик Крижевский, а с 17 мая — эсер Урнов. Имеются анкеты 683 депутата Совета, из которых 486 выходцы из крестьян. При этом 157 были со средним и 41 с высшим или незаконченным высшим образованием. Преобладали эсеры. Первоначально Большевиков же было только 7 человек. К осени большевистская фракция насчитывала около 100 человек. Газета “Солдат Гражданин”. В начале марта в Москве были так же созданы районные Советы и прошли выборы в них. Система советов отличалась от прежнего и нового административного строения. По предложению большевиков 3 марта Моссовет вместо прежних 44 полицейских участков создавалось всего лишь 8 районных Советов. Большевики в районных Советах изначально чувствовали себя существенно увереннее, чем на городском уровне. Некоторые районные Советы рабочих депутатов сразу же объединились с районными Советами солдатских депутатов. Таким образом двоевластие в Москве привело не только к созданию двух параллельных структур власти, но придавала определённый колорит городскому хозяйству, в котором существовало странное переплетение советского и думского районирования, сохранившееся вплоть до Октября.

Для страны победа февральской революции в Москве означало необратимость начавшегося в столице процесса разрушения прежней государственности. Что означало для Москвы присоединение к революции. В первую очередь, конечно, разрушение привычного уклада и стандартов жизни. Но не только. По сути, февральская революция разрушила не просто традиционную российскую государственность и поставила в повестку дня задачу создание новой. Февраль разрушил ту форму российской государственности, которая была свойственна петербургскому периоду нашей истории. Она подвела черту под ним. Спасая своё национальное существование русский народ должен был найти новые формы самоорганизации. Петроградские революционные власти предлагали стране взять на вооружение опыт Запада, скопировать на российской почве западные образцы демократии и государства. Но у страны оказался выбор. Его предоставляла Москва — центр прежней, допетербургской Руси. Февраль стал закатом северной столицы и началом пути нового возвышения древней столицы. Но путь этот был долгим и не простым.

Чураков Димитрий Олегович — доктор исторических наук, профессор кафедры новейшей отечественной истории МПГУ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.