Автомобильный пробег Петербург — Киев — Москва 1910 г. Ч.-1

На соревнования записались около 50 экипажей, в основном из России, Германии и Франции, Англии – заявки принимались в Императорском Российском автомобильном обществе в Петербурге, Императорском Германском автоклубе в Берлине и Французском автоклубе в Париже.

Представители российской и зарубежной автомобильной прессы также приняли участие в пробеге. Среди них были известные российские автомобильные журналисты, такие как А.П. Нагель (участвовал в пробеге на автомобиле «Русско-Балтийский» (Russo-Baltique), Е.М. Кузьмин, а также редактор парижского еженедельника «L’Auto» Шарль Фару. Пробег на Приз императора Николая II. В организационный комитет и почётное жюри Императорского пробега вошли члены ИРАО: В.В. Свечин (флигель-адъютант Императора Николая II, командор пробега), состоявшем под Августейшим покровительством Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Михайловича, ставшего алапаевским мучеником в 1918г.), Н.К. фон Мекк (вице-комндор пробега), В.В. Гудович, Н.И. Котович, П.П. Бекель, Е.В. Рожин, а также представители санкт-петербургского, московского, киевского, рижского, германского и французского автомобильных клубов. На старте присутсвовали Их Императорские Высочества – великие княгини Мария Павловна, Виктория Феодоровна, Елена Владимировна, Ольга Константиновна королева Греческая со своим сыном королевичем Николаем, великие князья Кирилл Владимирович, Борис Владимирович и Дмитрий Павлович, а также многочисленные почётные гости. Распоряжался на старте известный энтузиаст российского автомобилизма – почётный председатель Киевского клуба автомобилистов, Военный министр генерал от кавалерии Владимир Александрович Сухомлинов.

16 июня 1910 года в семь часов утра Михайловский манеж, где недавно с огромным успехом прошла III Международная автомобильная выставка (Salon Russe), снова открыл свои двери. Все участники невиданного доселе на Земле Российской пробега в сборе.

"В 2 часа 30 минут дня председатель Петербургского автомобильного клуба П.Н. Беляев объявил финиш открытым. Толпа насторожилась. Все взоры были обращены на поворот шоссе, откуда должны были появиться участники пробега. Около 3 часов дня вдали показался столб пыли, и вскоре начал вырисовываться силуэт быстро шедшего автомобиля. Под громкие аплодисменты публики к месту финиша подошёл автомобиль командора пробега Н.К. фон Мекка, всё время шедший во главе состязавшихся. Вслед за ним, один за другим, то группами, то в одиночку, начали прибывать участники пробега. Толпа восторженно встречала прибывших. Несмотря на ряд утомительных переходов, автомобилисты чувствовали себя очень бодро. Последний этап, от Новгорода до Царского Села, был сделан ускоренным ходом, с остановкой в Любани. Участники пробега с одобрением отзываются о состоянии большей части пути. Скверными дороги оказались только под большими городами, особенно под Москвой и Петербургом.

К 5 часам дня на место финиша благополучно прибыли все 32автомобиля, вышедшие утром из Новгорода. Из них 19, как выяснилось, без штрафных очков, т.е. не имели на всём пути ни одной остановки для починки повреждений. В числе прибывших к финишу П.П. Бекель, который привёз капитана [правильно – подполковника] Белоручева, раненого при катастрофе с автомобилем флигель-адъютанта Свечина и княгиня Долгорукова [правильно – Долгорукая]. Как княгиня Долгорукова [Долгорукая], так и Бекель, вследствие повреждения машин, не могли придти к установленному времени на один из этапов пробега и поэтому должны выйти из состава участников испытаний. Появление княгини было встречено бурными восторгами толпы. Автомобиль отважной спортсменки – первой русской женщины-шофёра (кстати она была ещё и лётчик-авиатор!), был засыпан цветами».(Газета «Русское Слово». 30.06.1910 г.)

Еще по теме:  Как бы изменилась вселенная с еще одним измерением?

Без штрафных очков преодолели дистанцию девятнадцать экипажей, тринадцать участников получили штрафные очки, столько же машин сошли с маршрута по техническим причинам. Почётное жюри, обсудив представленные организационным комитетом результаты, признало победителем немецкого спортсмена, фирменного гонщика команды «Мерседес» директора Вилли Пёге, прошедшего всю дистанцию без штрафа и показавшего одни из лучших результатов в скоростных заездах в Киеве и Москве. Ему был вручён Главный приз – Кубок императора Николая II.

«Грандиозный пробег автомобилей СПб.– Киев – Москва – СПб. является настоящей эрой в истории нашего автомобилизма, потому что в нём впервые выступили перед публикой настоящие русские машины и сразу зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Три обыкновенные коляски серии, построенные Русско-Балтийским вагонным заводом приняли участие в этом интересном испытании, и все три окончили его с честью. Несмотря на громадную конкуренцию, автомобиль А.П. Нагеля

Русские автомобили с первого дебюта доказали, что они на русских дорогах шли не хуже иностранных, и могут делать большие пробеги со скоростью выше лучших наших поездов. Успех родной промышленности нельзя не приветствовать и многочисленные клиенты Русско-Балтийского завода могут порадоваться, что их машины так блестяще выдержали труднейший экзамен"(Журнал «Автомобиль» № 13, 1910 г.).

В конце 1910 года на экраны отечественного «синематографа» вышел документальный фильм «Автомобильный пробег С.-Петербург – Киев – Москва – С.-Петербург».

Стол с призами победителям императорского автопробега 1910
Призы Императорского пробега 1910 года:

В. Пёге, «Мерседес» – Кубок императора Николая Александровича.
К.О. Фрич, «Мерседес» – Кубок великого князя Михаила Александровича.
А. фон Люде, «Мерседес» – Кубок великой княгини Марии Павловны.
Л.В. Валенский, «Геггенау» – Кубок великого князя Сергея Михайловича.
А. Хенней, «Бенц» – Кубок великого князя Кирилла Владимировича.
Ф. Эрле, «Бенц» – Кубок великого князя Бориса Владимировича.
Крафт, «Геггенау» – Кубок великого князя Андрея Владимировича.
Г. Вильгельм, «Адлер» – Приз ИРАО.
Т.Я. Торнтон, «Гаггенау» – Приз Военного ведомства.
Форхгеймер, «Бенц» – Приз Санкт-Петербургского городского самоуправления.
Гейблих, «Дикси» – Приз Московского городского самоуправления.
Де ла Круа, «Мерседес» – Приз Киевского городского самоуправления.
Кендаль, «Остин» – Приз Санкт-Петербургского автомобиль-клуба.
В. Шмитц, «Делоне-Бельвиль» – Приз Московского клуба автомобилистов.
Ф. Донье, «Мерседес» – Приз Киевского клуба автомобилистов.
Н.И. фон Корф, «Берлие» – Приз Рижского автомобильного клуба.
А.П. Нагель, «Руссо-Балт» – Приз членов ИРАО.
В.П. Всеволожской, «Пип» – Приз В.В. Гудовича.
А.А. Новиков, «Лорелей» – Кубок ИРАО для автомобилей II категории.
А.А. Бобринский, «Гаггенау» – I Медаль Французского автоклуба.
В.А. Фаатц, «Дикси» – II Медаль Французского автоклуба.
А.А. Кегресс, «ФЛ» – III Медаль Французского автоклуба.

Дополнительные награды Императорского пробега 1910 года:

Пёге, Фрич, фон Люде, Валенский – Призы и жетоны московского клуба автомобилистов за лучшую показанную скорость на гонке в Москве.
Шмитц – Золотой жетон Московского автомобильного общества автомобилистов и переходящий кубок Данилова и Нобеля.
Нагель – Серебряный жетон Московского автомобильного общества.

Еще по теме:  Что попробовать в Португалии?

Джунковский Владимир Федорович — Воспоминания. Том 1.

В средних числах июня Императорским автомобильным обществом в С.-Петербурге был устроен пробег автомобилей С.-Петербург — Киев — Москва — С.-Петербург. В Москву гонщики ожидались 24 июня. В 3 часа дня Московский клуб автомобилистов получил извещение, что гонщики следуют благополучно и выехали из Рославля. Об этом мне было доложено, и я выехал к месту финиша, который был назначен под Москвой на перекрестке дорог за Серпуховской заставой. Тут была арка с надписью "Добро пожаловать". К месту финиша, кроме меня, приехали командовавший тогда войсками генерал Плеве, градоначальник Адрианов, представители города, земства и члены автомобильного клуба. В 4 часа 45 минут взвился флаг — это был сигнал, что приближается первая машина, и чрез несколько минут у места финиша остановился командорский автомобиль, в котором сидели Н. К. фон Мекк, командир гонки, Стевенс и Шульгин. Главный командор всего пробега и инициатор его флигель-адъютант Свечин, отдававший весь свой досуг делу автомобильного спорта, к сожалению, должен был отстать вследствие несчастия, случившегося с ним по дороге в Киев, в 15 верстах от Чернигова. Свечин, управлявший сам машиной, как полагали, задремал от усталости, и автомобиль его, следуя по прекрасному шоссе, вдруг свалился под откос. Машина разбилась, ранены были Свечин, шофер и контролер. У бедного Свечина оказался перелом двух ребер, кровоизлияние в плевре и кровоподтек в глазу, у шофера повреждена была почка, а у контролера переломлена ключица.

Они все были помещены в дом губернатора в Чернигове и окружены тщательными заботами. Свечин, благодаря Бога, скоро оправился, но это падение сильно отозвалось на его и без того слабом здоровье.
Первой машиной после командорской пришла "Опель" с владельцем Рунцем, затем прибыл Валенский на "Гагенау" и Ниточкин на "Блерио", затем уже остальные, всего прибыло 18 машин. Всех встречали очень горячо, музыка приветствовала каждый автомобиль тушем. В 6 часов 45 минут все машины направились в Москву, по всему пути густые толпы народа их приветствовали. В 8 часов машины были уже в Манеже, а гонщики разместились в отведенной им гостинице. На следующий день Московский автомобильный клуб чествовал всех прибывших обедом в большом зале "Эрмитажа". Центральное место занимала княгиня Долгорукова, единственная женщина, участвовавшая в пробеге и все время сама управлявшая машиной. Обед был очень оживленный. Гонщики и шоферы-иностранцы разместились за отдельными столиками, по национальностям. Была масса тостов, очень оживленно сменявшихся один за другим, в конце концов пили и за русского мужика, всюду радушно встречавшего гонщиков. Мое настроение было немного омрачено хулиганской выходкой какого-то субъекта в пределах Московской губернии. Не доезжая 50 верст до Москвы, в автомобиль № 24 кем-то брошен был букет с камнем внутри, который попал управлявшему машиной Церени прямо в глаз. Автомобиль, шедший со скоростью 65 верст в час, лишился руля, так как Церени, будучи ошеломлен, выпустил его из рук и чуть было не полетел в канаву; по счастию, Церени успел схватить руль, и несчастие было избегнуто.
28 июня назначена была гонка на скорость на 2 версты, такая же гонка была и в Киеве, но там всего на одну версту. К 10 часам утра, моменту выезда машин, у Манежа собрались густые толпы народа, такие же толпы стояли по всему пути следования машин по направлению к Тверской заставе.

Еще по теме:  Кампания Хмельницкого

В 11 часов все 37 машин двинулись в путь, имея во главе командорский автомобиль с Н. К. фон Мекком, и направились к селу Никольскому, где был финиш пробега. За этими машинами следовало еще столько же, если не больше, автомобилей с частными лицами и членами клуба. Около места финиша поставлен был огромный шатер — ресторан, затем два ряда лож и отгороженное место для платной публики. Участвовавшие в гонках направились по направлению к Химкам. Когда все было готово и Н. К. фон Мекк собирался дать сигнал к началу гонки, случился неожиданный казус. Я обратил внимание, что не вижу кареты "скорой помощи"; оказалось, распорядители гонки совсем о ней забыли. Как ни упрашивали меня, говоря, что у них есть врач, фельдшер, все медикаменты, я не поддался их мольбам и заявил, что, пока кареты "скорой помощи" не будет, начать гонку я не разрешаю. Стали тогда звонить по телефону и вызвали из Сущевской части карету "скорой помощи". Так как в то время еще не было автомобилей "скорой помощи", то, пока карета приехала, прошло больше часа времени. Распорядители были недовольны, публика косилась на них, осуждая их в недостаточной предусмотрительности, бранили, конечно, и меня за мой формализм. Зато хозяин ресторана был в восторге, так как не будь такой задержки, никогда бы он не получил столько прибыли. Наконец показалась карета "скорой помощи", гонка началась.

Первая машина Шишкина сделала 2 версты за 1 мин. 54 сек.; затем Рингса- в 1 мин. 7 и 4/5 сек.; Валенский на машине типа "Принц Генрих" — в 1 мин. 2 и 2/5 сек.; Пеге — в 1 мин. 4 и 1/5 сек. Последний получил первый приз Московского автомобильного клуба, так как у него машина имела всего 16 сил, а у Валенского 22 силы. После этого состязания пустили москвичей — автомобиль Фейделя прошел расстояние в 54 сек., Рябушинского- в 55 и 4/5 сек., маленький автомобиль Жемлички, в 6 сил, — в 1 мин. 54 сек. Вся гонка, к счастию, обошлась без аварий, ничто не омрачило праздника. На следующий день после гонки все 37 машин, пришедшие в Москву, двинулись в путь. Я командировал чиновника особых моих поручений в г. Клин, где автомобили имели 15-минутную остановку, чтоб приветствовать гонщиков на границе губернии и пожелать им дальнейшего благополучного следования, а княгине Долгоруковой передать от меня букет с пожеланием счастливого пути.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.