Американский философ Питер Богоссиэн (Portland State University) является вдохновителем философского движения «Уличная эпистемология».

«Уличная эпистемология» — это активисты, которые прямо на улице занимаются тем, что пытаются внушить суеверным людям — сомнения в их убеждениях. https://streetepistemology.com/

Особенно уличные философы любят «Свидетелей Иеговы».

Эпистемоло́гия — это философская дисциплина, исследующая знание как таковое, его строение, структуру, функционирование и развитие.
Богоссиэн применяет метод Сократа. Он пишет, что занимается этим на улице, в магазинах и общественных местах, но особенно ему нравится этим заниматься во время авиаперелётов. Поэтому он специально выбирает рейсы, на которых места в билетах не указаны (зайдя в салон самолёта можно выбрать любое место). В самолёте он старается подсаживаться к тем людям, у которых видит в руках религиозную литературу. Богоссиэн имеют репутацию человека, который многих сектантов избавил от их ложных убеждений.

О применяемом им методе Сократа есть годная статья в Википедии
https://ru.wikipedia.org/wiki/Метод_Сократа

Богоссиэн называет себя атеистом, но говорит о том что имеет принципиальное расхождение с "четырьмя всадниками атеизма" — Ричардом Докинзом, Дэниелом Деннетом, Сэмом Харрисом и
Кристофером Хитченсом.

Богоссиэн не ставит себе цели бороться с религией, он борется — со склонностью людей бездоказательно верить во что угодно, и учит людей критическому мышлению.

"Нацеливайтесь на веру, а не на религию….Именно здесь расходятся мои дороги с Четырьмя всадниками, которые неустанно занимаются борьбой с религией… Я полагаю, что нам здесь и сейчас следует сосредоточиться на атаке на бездоказательную веру… Гораздо проще научить человека избавиться от того, чтобы бездоказательно верить, чем отделить его от религиозной общины.

Я предлагаю простые в использовании приемы, которые помогают людям отойти от бездоказательной веры, начать использовать рациональное мышление и создать предпосылки для осознанной жизни.
Религия – это социальный феномен. Религиозные структуры (церкви, мечети, синагоги, храмы) – это места, где люди собираются в общины ради дружбы, любви, доверия, чтобы заниматься интересными, важными и дающими удовлетворение делами, которые они воспринимают как продуктивные или дарующие утешение. Другие важные социальные явления – это отмечаемые общиной главные жизненные даты: рождение, совершеннолетие, брак, смерть. В религиозной общине, например, многие заводят новых друзей, играют в бинго в нерелигиозных помещениях, в спортивные командные игры, поют песни с друзьями и незнакомыми людьми… Большинство верующих воспринимает свою религиозную жизнь именно так – как общинные и социальные события, привносящие в их жизнь смысл, цель и радость…

Еще по теме:  ГОЛЛАНДЦЫ В МОСКОВИИ XVII века

Нападки на религию часто воспринимаются как нападки на друзей, на семьи… Поэтому нападки на религию могут ожесточить людей и затруднить их отказ от бездоказательной веры.

Один из моих студентов спросил меня, можно ли мыслить разумно и посещать церковь. Я ответил: «Можно ли мыслить разумно и петь песни? Читать стихи? Играть в игры? Читать древние тексты? Конечно. Человек может делать все это и мыслить разумно». Религия необязательно является непреодолимым барьером к рациональному мышлению.
Когда времени не хватает и я не могу в полной мере применить при вмешательстве сократовский метод (например, в очереди в кассу супермаркета), я использую два эффективных диалектических кратких метода.

Во-первых, я спрашиваю: «Что необходимо, чтобы вы признали вашу веру ошибочной?». Я не утверждаю, будто верования собеседника некорректны, я только спрашиваю его, при каких условиях его вера будет ложной.

Очень важно внимательно выслушать ответные размышления. Иногда простой вопрос может привести к доксастической открытости, особенно тех, кто ранее не слишком задумывался о своей вере.
(Слово «доксастический» происходит от древнегреческого «doxa», что означает «вера»; доксастическая открытость — готовность обсуждать свою веру).

Если «пациент» спрашивает меня, какие условия нужны, чтобы я поверил, я отвечаю так: «Прекрасный вопрос. Сначала я хотел бы услышать, что думаете вы, прежде чем я расскажу вам, какие условия необходимы для того, чтобы я стал верить в то, во что веруете вы». Это подкрепляющее высказывание, в котором я повторяю вопрос. Оно также приглашает к ответу.

Еще по теме:  Счастье в России. Ч.-4

После ответа я благодарю собеседника. Во-вторых, я спрашиваю: «Как вы разграничиваете свою веру и иллюзию? Есть незыблемые доказательства, что множество людей всем сердцем верит в божественное происхождение японского императора…Откуда вы знаете, что ваша вера – это не заблуждение?»

Этот короткий вопрос наиболее эффективен… Простое приглашение к размышлению о том, не являются ли основные убеждения человека иллюзией, может помочь распознать их как иллюзию.

По моему опыту, мало кто прямо отвечает на вопрос о том, откуда он знает, что его вера – это не иллюзия. Вместо этого люди, как правило, отвечают честно и без отрицательных эмоций: «А откуда вы знаете, что ваши убеждения – это не бред? Откуда вы знаете, что не заблуждаетесь?» На это я отвечаю следующим образом: «Любое из моих убеждений может быть ошибочным. Разница между неверной интерпретацией реальности и пребыванием в иллюзии заключается в готовности пересмотреть свои убеждения. Если я честно готов пересмотреть свои взгляды, я меньше склонен полагать, что они являются иллюзорными. А вы готовы пересмотреть свое мнение касательно [вставить нужное]?» Важно облечь эту мысль в форму вопроса, поскольку она ненавязчиво поддерживает идею, что человек заблуждается, но не указывает на это прямо.
Неопытные активисты "Уличной эпистемологии" часто нетерпеливы, а потом легко разочаровываются: «Почему он не видит, что его воззрения нелепы?». Поймите с самого начала: нереалистично ожидать, что «пациент» перестанет притворяться, будто знает то, чего не знает, сразу после или во время первого вмешательства. Имейте терпение. Результаты вмешательства могут проявиться спустя недели, месяцы или даже годы.

Еще по теме:  Почему зима не убивает рыб и растения

Бесчисленное количество раз люди никак не реагировали – или реагировали отрицательно – на мое первое вмешательство, а потом, годы спустя, благодарили меня, случайно столкнувшись со мной на улице или присылая email. Во время некоторых вмешательств меня называли «сатаной», «пособником дьявола» и говорили мне: «Вы само зло, больной идиот, я ненавижу вас». Те же самые люди потом говорили мне «спасибо» и даже делали подарки. Их грубые реакции не были направлены лично на меня, скорее они были следствием терапии. Когда люди начинают честно задумываться над истинностью своей веры или когда разрушается их болезнетворная гипотеза, то их недовольство направляется на собеседника. Уличные философы должны быть готовы к гневу, слезам и враждебности. Вы должны стараться обходиться с обороняющимися и обозленными людьми спокойно, сочувственно, любезно и с достоинством.

Демонстрируйте такое поведение, которое вы хотите, чтобы демонстрировал собеседник. Не разочаровывайтесь и не раздражайтесь. Помощь людям в том, чтобы они перестали притворяться, будто знают то, чего не знают, требует времени, многочисленных диалогов, поэтому потребуются месяцы и месяцы практики, прежде чем вы станете полностью подготовленным уличным эпистемологом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.