📌Продолжаем читать автобиографическую повесть
«ДА НЕ ОСТАВИТ ТЕБЯ ВЕРА !» 📌
——————
Начало было вчера в это же время.

***

📖 Возвращаясь с суточной смены, покупаю продукты, а готовить уже учится сын. Несколько раз ездим с ним на Чёрное море — я плаваю, моему парализованному телу очень полезно. И большой опыт получаю и как водитель, — проехать столько километров: первый раз мы ехали до Джубги ровно сутки, второй раз — 18 часов, стала уверенней.
Плавание много дает и в эмоциональном плане, и в физическом — ты почти недвижим, пол тела парализовано, и вдруг — плывешь, ныряешь, перемещаешься в воде! Ведь на коляске ты только крутишь колёса, или рулишь в машине, напрягая, конечно, мозг и руки, потом пересаживаешь за счёт опять рук своё тело…
А тут – ты плывёшь! Это очень много: в воде можно делать разные движения, за счёт бёдер двигаются парализованные ноги, ныряешь, кувыркаешься, включаются в работу те мышцы, которые в обычной жизни не работают. И можно наконец-то расслабить руки, — просто лечь на спину и балансировать на воде. Плавание укрепляет во всех отношениях. А ощущение невесомости…Жизнь продолжается в каждой секунде! Есть огромное желание жить и любить.
Каждый год ездим на машине навестить мою маму в Беларусь, — «дорога, дорога, ты знаешь так много»…
Коляска – это не конец! Инвалидность — это возможность реализовать то, что ты никогда не сделал бы или не сказал, не узнал бы лучше этот мир, себя, других людей – ближних…
Возможно, я так и не пришла бы к Богу! Все это для чего-то надо — не знаю еще для чего. Но знаю точно, что Бог знает!

***

— Наташенька, ну пойдём, ты обещала, что исповедуешься и причастишься со мной, — всегда мягкий голос сестры.
— А когда?
— Коляску твою мы уже в Оптино взяли, так что её нет около дома, приезжай сразу после смены.
Разворачиваюсь.
Первая исповедь. В тот момент мне виделось, что это Господь на меня так с любовью смотрит, а не батюшка… Первое причастие. Я так долго к этому шла, столько мусора в голове было. С «Отче наш» и жила, и за рулём ездила.
А мой Батюшка стал мне настоящим ОТЦОМ. Не имея возможности в дальнейшем долгое время видеться, мы ведём переписку, делюсь с ним своей болью, волнениями, открытиями. Перечитываю его ответы, стараюсь впитать каждое слово, осмыслить. Читаю передаваемые им мне книги Св. Отцов, пересматриваю его фильмы и отдаю другим людям. Господь через отца А. спасает и продолжает спасать меня, непутёвую!!! НИЗКИЙ ЕМУ ПОКЛОН И МНОГАЯ ЛЕТА!

Еще по теме:  Что делать если при себе нет презерватива в самый нужный момент?

***

В селе, где мы с сыном жили, покупаю торговую палатку и на три года становлюсь предпринимателем — хозяйкой маленькой такой торговой точки. Мне нравилось заниматься этим, организовывать труд продавцов, так как я на коляске, и не смогла бы там торговать сама (хотя, несколько раз из-за проблем с продавцами, приходилось и мне). Больше мне нравилось управлять машиной, то есть, работать в такси. Потому что за счёт машины я тоже, как и в плавании, получала движение, — да, другое, но я двигалась! Это может понять до конца только парализованный человек или человек, представивший себя таким, — что такое плавать, что такое движение по дороге в машине пассажиром или водителем (!). Это ещё и независимость, — «отвезите-привезите»… Сын в это время учится в радиотехническом техникуме недалеко от дома и раз в неделю приезжает ко мне.
И в этот период, когда, казалось, жизнь начала как-то входить в свою колею, в 2012 году я получаю новую серьезную травму: желая помочь, перенося меня из машины в коляску, человек поскользнулся и рухнул на бетон. В итоге – открытый перелом голени, гипс от пальцев до колена и поначалу не замеченный перелом бедра.

***

В 2012 году в Козельской реанимации я находилась неделю, до 7 марта, пролежав перед этим февраль в хирургии, декабрь-январь дома в гипсе на правой голени. В отделении хирургии сняли гипс. Перелом ноги зажил, но не спадавшая высокая температура, плохие анализы, слабость — всё указывало на скрытый от глаз и врачей воспалительный процесс. Хорошо помню утро 29 февраля, когда, лёжа под капельницей в палате отделения гнойной хирургии, почувствовала себя плохо… Острая нехватка воздуха… Закричала, позвала на помощь, попросила открыть окно и отключить капельницу, я задыхалась.
Лысая голова заведующего реанимацией и его чёткий голос:
— Быстро наверх!
Вот несут меня санитарки на второй этаж на носилках. Страх от того, что уронят и что я задыхаюсь… Шепчу: «Быстрее!». Принесли, переложили, в глазах темно, воздуха нет, мозг борется и вслух просит подушку под голову и подышать кислородом. Потом опять лысая голова главного, выдёргивает подушку: «Это моя реанимация, не командуй тут! Слушай меня и всё будет хорошо, слышишь?» Слышу, но задыхаюсь… Господи, сделай что-нибудь! «Уколю вот сюда, — жмёт ниже ключицы, — не бойся, потерпи!»… Очень больно, но слушаюсь, не дёрнулась, — он сказал, что всё будет хорошо. «Молодец, следи за моим счётом, раааз, два, три..» И всё, провал. ТЕМНОТА.

Еще по теме:  Собирали фантики?

***

Всплывало детство:
«— Бабуля, а почему у наших курочек нет детей?
— Потому, Натуля, что они ленивые, не хотят высиживать яйца, а цыпляткам тепло надо, чтобы родиться.
— А сколько их высиживать надо?
— Да как получится, то неделю, то две — чем теплей, тем быстрей цыплятки и появятся, — отвечала бабуля, разбивая яйца для омлета…»

***

В голове хаос. Громкий писк где-то наверху отбивал ритм вместе с болью в голове. Почему-то темно и холодно. Хотелось пить, сглотнуть слюну и понять «кто я, где, зачем?..». И почему эти трубки, которые мешали сглотнуть слюну и сделать глубокий вдох, идут изо рта. Потрогать бы их, снять, но привязаны руки. Пальцы нащупали хвостик верёвки, скрепляющей запястье, мозг без эмоций выдал ответ бегущей строкой, написанной крупными яркими буквами,- это бинт, потому что ты в больнице, здесь везде бинт. Это открытие взволновало, сердцебиение участилось, дышать стало труднее. Вместо «Помогите!» из гортани вырвался какой-то хрип. «Я в реанимации, — промелькнула мысль. — Где люди?» Руки оказались привязанными к железной трубе, и я начала вырывать руки, громко стуча. Ритмичный писк над головой запищал громче и впереди в полумраке показались фигуры.
— Смотрите, она очнулась, — сказал женский голос.
— И что мы тут хулиганим? — как-то устало спросил мужской.
Три фигуры казались мутными, без чётких границ, но уже успокоили своим присутствием. «Вицин, Никулин, Моргунов», — быстро выдал мозг вторую бегущую строку, глядя на очертания людей.
Моргунов из «Кавказской пленницы» заговорил голосом знакомого доктора:
— Ну, не буянь, не буянь. Что трубочки мешаются, знаю, вот будешь хорошо себя вести, завтра и снимем. Тебе сейчас просто дышать надо и не мешать нам помогать тебе. Ты поняла меня?
Подобие кивка в ответ. Медсестра, в образе Вицина, бесшумно скользила рядом, выполняя указания врача, которых уже не слыхать. Тело начало терять вес, обмякло, подступала тошнота, головокружение. Мозг выдал третью строку: «Спать, не мешать. Я обязательно всё пойму завтра»… И уже потом совсем в тумане, на грани сознания: «А где же сегодня, почему ночь, что произошло?»
Потом мне разъяснили: был септический шок, вследствие сепсиса, и клиническая смерть. Так Господь меня вернул ещё раз.

Еще по теме:  Свет в конце тоннеля обнаружен.

***

«— Бабушкааа! Можно я ящик возьму? Вот этот, от посылки?
— Бери, а тебе на что он?
— Я сегодня ночью придумала, что надо спасать цыплят.
— Это как так-то?
— Вот соберу сейчас яйца у этих ленивых кур и буду греть их теплом своего тела, — я положила в старый посыльный ящик сена, куриные яйца и села сверху…»

📌Продолжение завтра в это же время…📌
#историинашихучастников@mir_ver

Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Мир верующей женщины. Взгляд изнутри.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.