И.А. Гончаров «Облом»; «Обрыв»
г.Казань, 2018; 8 ноября; 00:13
«Гончаровщина» или две книги из трилогии «О»
В какой-то момент кто-то начинает читать Гончарова; кто-то уже льёт слёзы над диалогом-пробуждением Штольца с Обломовым; кто-то пересиливает себя, читая первую часть романа «Обломов»; кто-то с абсолютно недовольным лицом закрывает, прочитанное произведение. Жизнь книги измеряется моментом: чтения, удивления, анализа. Это уж вам решать.
Недавно меня снова удивил этот автор. Я оказалась в книжном магазине с приятелем- иностранцем, и разговор зашёл, как это ни странно, о любимых книгах, и рука, невольно потянулась к Гончарову, к его Обломову. И этот фрагмент изучения русского языка через прочтение романа Гончарова был прекрасен. На этот момент я читала «Обрыв» — последнюю книгу из трилогии, которая для меня является второй.
Процесс чтения проходил со взлётами и падениями. Я очень много раз сравнивала и анализировала героев, ситуации, реплики двух романов: «Обломов» и «Обрыв». И пересечений — множество, изречений одних и тех же мыслей –десятки, концепция – одна.
Прозу Гончарова любят за его персонажей, которых он рисует такими восхитительными красками, вкладывает в их уста слова-музыку. Он воспевает души этих людей, обличает их перед читателями, и говорит: «Они таковы, и не гнушаются этого. А что внутри тебя?» Ты видишь все их недостатки, обличие рисуется противоречивостью. С одной стороны, они совершают глупые поступки, продиктованные слабостью их человеческой натуры, с другой же, в их душе вечное парение, они светятся как младенец в моменты после рождения. Им нравится мир, люди, природа. Они не держат зла на то, что действительность заставляет их души плакать, как новорождённого.
Присутствует также человек будущего. Они имеют руки кузнеца и ум утилитариста. Они живут в действительном мире и признают его. Правила существования для каждого свои, но продиктованы они прагматичностью. Это люди земли, твёрдо стоящие на ней, в отличие от Райского с Обломовым, которые всегда где-то там. Земля для них что-то чуждое. Они люди-птицы, привыкшие смотреть на землю, наблюдать за людьми, и перекликаться перепевом в чащобе леса. И судьба их пути сталкивает. Совсем противоположные миры находят в друг друге то, чем они не обладают, осознанно или неосознанно. Райский в Тушине, а Штольц в Обломове.
В «Обрыве» также идёт пересечение героев. Всем известная «батарея Тушина», и всем мало известный «Тушин» Гончарова, пересекаются в идейном плане. Таким образом, если проводить параллель, то Толстой и Гончаров, наделили фамилию Тушин некой нарацией, символикой.
Неким символичным героем становится слуга Обломова- Захар, которого каждый хочет упомянуть и рассказать об их отношениях с главным героем, потому что они очень фантасмагоричны, и пропитаны такой тёплой любовью, что невольно радуешься за них. Таким же «слугой» является бабушка Райского, а именно Татьяна Марковна. В «Обрыве» ты видишь их столкновения, споры, разницу взглядов, но и здесь проглядывается то, насколько они уважают друг друга, забота сквозит в каждом слове. Татьяна Марковна любит Бориса Павловича как сына, следит за его поместьем, ведёт дела и ни монеты не берёт себе в угоду, и Райский отвечает ей полным доверием и преклонением перед её упорством и трудом.
Если честно, то достаточно сложно говорить, а тем более сравнивать этих двух персонажей, так как они очень разные, но выполняют одну и ту же функцию. Они являются опорой, тем самым катализатором наших главных героев. Без них невозможна сама жизнь этих людей. Или же они бы пропали, или сложилось бы всё по-другому.
И так мы подходим к тому, что на протяжении того и иного романа прослеживается определённый дух, который и трактует всю концепцию автора. Та самая апатия Обломова или страсть Райского, неважно. Гончаров вкладывает в свои произведения что-то эфемерное, некую степень состояния, чувство, одним словом атмосферу, за которой ты следуешь по пятам, не отрываясь с первой и до последней страницы. Они у него воплощаются в определённых персонажах, и их антиподах. Показывая нам лень и апатию в лице Обломова, и трудолюбие и упорство в Штольце, он позволяет судить нам об этой жизненной противоречивости. Или же, когда мы знакомимся с разными оттенками страсти в Малиновке и за её пределами, можно убедиться в правдивости всего написанного.
На мой взгляд, Гончарова как писателя того времени заслоняют другие габаритные фигуры российской литературы, но его персонажи являются настолько яркими, что если кто не помнит имя автора, то обязательно воскликнут при упоминании имён героев его произведений.

Еще по теме:  Я и мой брат

Эта статья была автоматически добавлена из сообщества Я сейчас читаю…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.